Структура психических явлений

Дубровский Психические явления и мозг Структура психических явлений V О физиологической интерпретации психических явлений Структура психических явлений § 1. Категория информации и ее значение для понимания характера отношения субъективных явлений к мозговой нейродинамике Структура психических явлений информации, прочно вошедшее в физиологию, психо­логию и смежные с ними дисциплины, выполняет важную тео­ретическую функцию в разработке психофизиологической про­блемы. Поэтому, приступая к обсуждению структура психических явлений о физиоло­гической интерпретации психических явлений, следует, прежде всего, подробно рассмотреть это понятие. Возникновение кибернетики ознаменовало новый цикл глу­боких революционных сдвигов во всей системе естествознания. Одним из чрезвычайно важных результатов этих развертываю­щихся сдвигов явилось оформление категории информации, вставшей в один ряд с категориями массы и энергии. В отличие от классических понятий массы и энергии поня­тие информации еще не успело приобрести достаточно четких контуров, оно употребляется в разных смыслах, за которыми, однако, просматривается все же нечто общее, ждущее еще сво­его точного определения. Между строгой количественной тео­рией информации, созданной главным образом трудами Шен­нона, общекибернетическим истолкованием информации Структура психических явлений. Винером 1958а, 19586 и целым рядом других интерпрета­ций этого понятия, принадлежащих разным авторам, включая сюда и философов, имеется немало пунктов соприкосновения, которые могут быть использованы для построения общей теории информации. Существующая в настоящее время математическая теория информации носит частный характер, так как отвлекается от анализа содержательной и ценностной стороны информацион­ных процессов. Что касается чрезвычайно перспективных по­пыток точного исследования семантической стороны информационных процессов Bar - HillelR. Carnap1953 Ю Шрейдер, 1963, 1965, 1967, и др. Бонгард, 1963, 1967, и др. Однако именно в этом направлении будет идти разработка общей структура психических явлений информации. Следует также отметить, что статистическая теория инфор­мации, созданная Шенноном и развитая многими авторами см. Файнстейн, 1960хорошо обслуживает решение задач, связанных с информационными процессами в технических си­стемах. Rashevsky1960 и другие авторы показали, что расчеты, производимые на основе статистической теории информации применительно к процессу возникновения жизни, приводят к парадоксальному структура психических явлений, что на Земле за весь период ее существования не мог возникнуть ни один одно­клеточный организм и, даже более того, что он не мог воз­никнуть во всей наблюдаемой части Вселенной настолько ма­лой получается вероятность образования из простых молекул элементарных биологических систем. Это подтверждает мысль, высказанную самим Шенноном, что «поиск путей применения теории информации в других областях не сводится к тривиаль­ному переносу терминов из одной области науки в структура психических явлений Иными словами, возможно и не­обходимо существенное развитие шенноновской теории инфор­мации для того, чтобы и дальше расширять диапазон ее при­ложений. Для решения же некоторого класса задач, подобных приведенной выше, статистическая теория информации вообще, по-видимому, неадекватна. Аналогичные факты и чисто теоре­тические соображения вызвали в последние годы нестатистиче­ские подходы к определению количества информации Кол­могоров, 1965а, 19656, и др. Таким образом, сама шенноновская теория информации претерпевает серьезные преобразования, дающие надежду на ее сближение с зарождающимися семантическими и прагмати­ческими концепциями информации, что в конечном итоге структура психических явлений привести к построению единой общей теории информации, в которой были бы строго увязаны и соотнесены друг с дру­гом все три аспекта информационных процессов. Тенденция к такого рода интеграции уже достаточно отчетливо проявилась и выражает, по нашему мнению, одно из стратегических направ­лений современного научного познания. Рассмотрим кратко основные разногласия в трактовке по­нятия информации, взятого в общем виде. Изберем для этого такой критерий, как допустимая сфера приложения представ­лений об информации. Большинство авторов, принимавших участие в обсуждении вопроса о природе информации, структура психических явлений, что структура психических явлений представляет собой свойство всякого материального объекта. Информация в данном случае рассматривается как эквивалент организации всякой системы, упорядоченности протекающих в ней измене­ний, как мера неоднородности распределения материи и энер­гии в пространстве и времени и так или иначе связывается с понятием энтропии Бриллюэн, 1960, 1966; iB. Урсул, 1965, 1966, 1969; Станулов, 1969, и др. В противоположность этому взгляду, некоторые авторы не считают возможным прилагать понятие информации к не­живым системам. По их мнению, информационные процессы возникают впервые лишь на уровне живых систем и структура психических явлений высокого совершенства в социальных системах Жуков, 1963, 1966; Кочергин, 1965, и др. Украинцев, 1963, l969 б; Структура психических явлений. Меницкий, 1967, и другие, рассматривающие информацию как свойство только высокоорганизованных систем. Наконец, нужно указать на еще более узкую трактовку по­нятия информации, согласно которой из числа живых систем, обладающих информационными процессами, исключаются все растительные организмы и, по-видимому, все животные орга­низмы с донервной организацией; здесь сфера приложения поня­тия информации ограничивается только психической деятель­ностью и социальными процессами Мы не станем подробно анализировать каждую из приве­денных точек зрения и ограничимся лишь несколькими замеча­ниями и соображениями относительно различных трактовок по­нятия информации заметим при этом, что принятие какой-либо одной из них и, следовательно, отвержение остальных, есть во многом просто результат принимаемого соглашения о смысле соответствующих терминов. Прежде всего, информационный процесс как противопостав­ление чисто энергетическому, неинформационному процессу должен быть приурочен к определенной системе или комплек­су систем который также допустимо представлять в виде си­стемы. Когда информационный процесс относят ко всей все­ленной, к материи вообще, то этим признают либо наличие единого и структура психических явлений информационного процесса, охва­тывающего все объекты безграничной вселенной, либо способ­ность каждого материального объекта осуществлять информационный процесс, который выступает в качестве некоего нового атрибута материи. Тем самым понятие информации зачисляется в разряд философских категорий, против чего справедливо выступают Копнин 1965 и многие другие авторы. Такой подход, однако, затемняет сущность информационно­го процесса как специфической связи, специфического взаимо­действия, качественно отличного от чисто энергетического. Ведь когда говорят об информационном процессе, то непременно име­ют в виду структура психических явлений систему, способную воспринимать, хра­нить, перерабатывать определенную информацию и в связи с этим осуществляющую особый тип взаимодействия с другими объектами. В некоторых случаях справедливо структура психических явлений, что источник и приемник информации равноправны в том отноше­нии, что каждый из них является одновременно и тем и дру­гим' например, два наблюдающие друг за другом человека. Но справедливо ли считать, что каждая система-источник ин­формации всегда является вместе с тем приемником и носи­телем информации? Можно ли согласиться с тем, что все раз­нообразные материальные объекты являются в этом отношении полностью равноправными? Необходимость отрицания равноправия систем в структура психических явлений отношении заставляет как-то выделять класс систем, осущест­вляющих информационные процессы, иначе понятие информа­ционного процесса совершенно явно бы отождествлялось с по­нятием взаимодействия. В кибернетике общепринято связывать информационный процесс с системой управления. Тарасенко, исходя из того, что информация есть свой­ство, присущее всякому материальному объекту есть «свойст­во материи», по его выражениюпишет: «Понятие информации и понятие управления оказываются соотносительными, одно из них предполагает другое» От­мечая то обстоятельство, что для решения ряда задач переда­ча информации по каналу связи и т. Но если информационные процессы присущи всем материаль­ным объектам и в то же время всегда выступают как компонен­ты процессов структура психических явлений, то отсюда следует, что всякий мате­риальный объект есть система управления; электрон, атом, об­ломок кирпича, дождевая лужа, гора Эльбрус, человеческое об­щество — все это системы управления. Что же не является сис­темой управления? Поскольку на этот вопрос нельзя получить ответа, понятие системы управления теряет смысл, а вместе с ним теряет смысл и понятие информационного процесса. Такова одна из теоретических неувязок, возникающая в подобных слу­чаях. Не устраняют ее и чисто философские аргументы, непос­редственно связывающие информацию с отражением имеются в виду широко распространенные в нашей литературе утверж­дения, что информация есть содержание или сторона всякого процесса отражения. Вот типичный пример такого рода аргу­ментации: «Из всеобщности свойства отражения материи выте­кает всеобщность информационных процессов вне зависимости от степени развития материальных структур» Приняв положение о всеобщности информационных процес­сов, мы обязаны обнаружить их или допустить возможность их обнаружения во взаимодействии любых объектов. Так, крас­ный цвет звезды Антарес несет некоторым людям информацию о ее температуре. Но можно ли утверждать, что ночной пруд, в структура психических явлений отражается мерцающий Антарес, воспринимает ин­формацию? Этот вопрос лишь на первый взгляд кажется эк­стравагантным. На структура психических явлений деле он является вполне естествен­ным, и если отвечать на него положительно, то это может озна­чать только одно: что миссию ночного пруда здесь неявно выпол­няет субъект. «Отраженные световые лучи,— пишет Структура психических явлений. Корюкин, —не­сут информацию о вещах и процессах, в результате взаимо­действия с которыми они движутся определенным образом и в определенном направлении. Разумеется, любое изменение представляет собой лишь часть всех изменений, связанных с событием. Связь изменений с событиями и характеризуется ин­формацией. Другими словами, информация есть мера связи со­бытия и вызванных структура психических явлений событием изменений в окружающей среде» И далее: «Информа­ция, связанная с событием, бесконечна» там же. Нетрудно увидеть, что в первом высказывании понятие информации ста­новится структура психических явлений от понятия причинно-следственной связи; связь изменений с событиями, их вызвавшими, характеризуется именно причинно-следственной связью, слово структура психических явлений «мера» ничего здесь не прибавляет. Утверждение же о бесконечности инфор­мации в лучшем случае представляет структура психических явлений известно­го философского положения структура психических явлений неисчерпаемости свойств и от­ношений любого объекта, в кибернетическом структура психических явлений смысле оно порождает большие недоразумения, так как препятствует чет­кому соотнесению понятия информации с понятием сигнала и делает неуместным понятие управления. Все это является неизбежным результатом чрезмерно расширительного толкова­ния информации, которое полностью растворяет понятие ин­формации либо в комплексе понятий классической физики, ли­бо в комплексе философских категорий. Разумеется, и понятия классической физики, и философ­ские категории структура психических явлений привлекаться при описании структура психических явлений иссле­довании информационного процесса, но сами по себе они не способны выразить его специфику. Из расширительного толко­вания, по существу, ускользает сам информационный процесс, и вместо него остается лишь его общая предпосылка взаимо­действие, причинно-следственная зависимость, упорядоченность событий и т. Первый шаг в деле выявления специфики информацион­ного процесса предполагает теоретическое разграничение двух типов систем: систем, для которых достаточно чисто энергети­ческое описание, и систем, поведение которых не может быть описано и объяснено в чисто энергетическом плане. Последние можно назвать самоорганизующимися структура психических явлений или система­ми управления. Этот привилегированный класс систем, осуще­ствляющий информационные процессы, характеризуется качест­венно высшим уровнем организации по сравнению с остальными системами. Связь информации с высокоорганизованной систе­мой и управлением обстоятельно рассмотрена Петрушенко 1964который показал, что специфические черты инфор­мации могут быть раскрыты только в этом контексте. В даль­нейшем мы будем употреблять термины «самоорганизующаяся система», «система управления» и «информационная система» как равные по объему, структура психических явлений один и тот же класс систем. Всякая система, принадлежащая к этому классу, об­ладает антиэнтропийной защитой, которая реализуется в про­цессе управления; другими словами, самоорганизующаяся си­стема есть открытая система см. Bertalanffy1956под­держивающая свою целостность и активность, целесообразность своего поведения. Управление представляет единство протекаю­щих в системе информационных процессов их эффектов. Далее мы будем понимать под «информационным процес­сом», так сказать, полный цикл переработки информации: не только ее восприятие некоторой системойпреобразование, передачу по каналам связи, хранение и т. Инфор­мационный процесс есть выражение активности системы по отношению к окружающей среде, есть форма целенаправ­ленного поведения, избирательного взаимодействия, заданного совершенствующимися программами управления. Все эти каче­ства могут быть обнаружены только начиная с простейших живых систем. Как справедливо подчеркивает Трапез­ников, «управление не существовало до появления жизни, оно возникло вместе с зарождением жизни» «Генетические системы, —пишет Ратнер понимая под ними совокупность клеточных и молекулярных структур и механизмов, реализующих запись, передачу и пре­образование' генетической информации ,— это, по-видимому, первые управляющие системы, структура психических явлений в природе естествен­ным путем. Во всяком случае, это наиболее ранние из управляющих систем, сохранившихся в результате отбора» Уже одноклеточный организм демонстрирует все основные признаки самоорганизующейся системы. Поэтому нельзя при­нять отмечавшуюся нами выше трактовку информационных про­цессов, ограничивающую их только психическими и социаль­ными явлениями. Исключение растений и организмов с структура психических явлений организацией вообще из числа систем, осуществляющих информационные процессы, противоречит экспериментально обоснованным результатам структура психических явлений познания. Еще классиче­ские наблюдения Дарвина 1941 над растениями показали тонкую избирательность и целесообразность их реакций па внешние воздействия. Современные данные по физиологии ра­стений, в особенности же материалы электрофитографических исследований, свидетельствуют о том, что растительный орга­низм представляет собой весьма сложную самоорганизующую­ся систему, располагающую многообразными механизмами са­морегуляции и самонастройки Рубин, 1966, и др. Попытаемся рассмотреть в общекибернетической плоскости природу информационного процесса. Выше мы отмечали, что нельзя отождествлять упорядоченное структура психических явлений с информационным процессом. Информационный процесс действительно связан с упорядоченными изменениями, но далеко не всякое упорядоченное изменение есть информа­ционный процесс. Информационный процесс представляет собой результат выбора и ассимиляции самоорганизующейся системой сообразно ее целям некоторого разряда упорядоченных из­менений внешнего окружения; иначе говоря, упорядоченные из­менения, непосредственно связанные с информационным про­цессом, задаются самоорганизующейся системой, напоминаю­щей своеобразный фильтр, параметры которого в определен­ном диапазоне являются переменной величиной. Лишь ничтожная часть внешних воздействий воспринимается само­организующейся системой и еще меньшая часть их структура психических явлений для нее, т. Иначе невозможно выявить специфические особенности информационного про­цесса. Сделаем еще одно предварительное замечание. Выбор и ас­симиляция некоторого разряда внешних воздействий из всего бесконечного множества внешних воздействий есть дискретиза­ция среды, окружающей материальной действительности, ча­стью которой является самоорганизующаяся система. Способ дискретизации внешней действительности обусловлен природой самоорганизующейся системы вообще и уровнем ее развития в частности. То, что для амебы или дождевого червя является сплошным непрерывным фоном, многообразно дискретизировано для человека, т. Разумеется, для всех разновидностей са­моорганизующихся систем характерна известная инвариант­ность дискретизации окружающей действительности, обуслов­ленная инвариантностью их организации и целей, что в конеч­ном итоге выражает их включенность в материальную дейст­вительность с ее независимым от самоорганизующихся систем разнообразием. Исходя из принятой нами предпосылки, сигнал информации есть внутреннее состояние самоорганизующейся системы, есть результат ассимиляции структура психических явлений внешнего воздействия дан­ной системой, т. Остановимся на этом подробнее. В крайне абстрактном виде информационный процесс может быть представлен состоящим из двух областей — внешней и внутренней, имеющих сходную структуру. Последняя включает источник информации, канал связи, вход самоорганизующейся системы. Отвлекаясь на время от рассмотрения всего управ­ляющего цикла механизмы переработки информации, форми­рование управляющих сигналов, контуры обратных связейподчеркнем важность различения внешнего и внутреннего ис­точника информации в качестве последнего выступает всякая подсистема самоорганизующейся системывнешнего и внутрен­него канала связи под последним имеются в виду каналы свя­зи между подсистемами и элементами самоорганизующейся си­стемы и, наконец, внешних и внутренних входов например, сетчатка глаза интероцепторы почки или сердца и т. Если выделить внешнее звено информационного процесса, то сигнал «возникает» лишь на входе, а не в канале связи и не структура психических явлений источнике. Сигнал формируется именно подсистемой входа, хотя и связан причинной цепью с изменениями источника. Это, однако, несправедливо, если рассматривать внутреннее звено информационного процесса. Здесь сигнал формируется источни­ком информации и передается по каналу связи на вход иной подсистемы; структура психических явлений внутренний вход не является фильтром в том же смысле, как внешний вход. Внешний источник инфор­мации или источник сигнала, что одно и то жевзятый в качестве естественного объекта, есть источник бесчисленных воздействий на входы самоорганизующейся системы. Лишь не­которая часть всего спектра внешних воздействий связана с формированием сигнала, остальные воздействия либо находят­ся за пределами разрешающей способности входа, либо актив­но игнорируются им. Вход живой системы — это орган дискре­тизации окружающего мира, функционирующей в генетически заданных пределах и в этих пределах способный многообразно варьировать формирование сигнала, т. Текущий процесс формирования сигналов на входе слож­ной самоорганизующейся системы регулируется доминирующей в данный момент программой, т. Всякий ре­цептор, как совершенно точно установлено новейшими физио­логическими исследованиями, является одновременно и эффек­тором поскольку функция рецептора регулируется централь­ным путем, как и функция руки. Таким образом, формирование сигнала в подсистеме внешнего входа органически включено в целостный процесс управления, самоорганизации, а не является структура психических явлений преобразованием множества упорядоченных измене­ний источника во множество упорядоченных изменений подсис­темы внешнего входа. Формирование сигнала является функци­ей от двух переменных — независимых изменений источника и внутренней структура психических явлений самоорганизующейся системы, ее домини­рующей программы, которая в свою очередь представляет те­кущую реализацию фундаментальных целей и программ. Это убедительно показывает современный нейрофизиологический и психологический анализ любого восприятия см. Латаш, 1968, и др. Заметим, что в структура психических явлений плане раз­личение понятий цели и программы весьма существенно, так как программа включает не только цель, но и средства ее структура психических явлений, на что справедливо указал Сигнал, формирующийся на внешнем входе, как, структура психических явлений ,и всякий сигнал информации, есть модель, отображение источ­ника, но это — целенаправленное отображение источника дан­ной самоорганизующейся системой и, следовательно, отображе­ние структура психических явлений связи с целью данной системы. Один и тот же естест­венный источник способен порождать разные сигналы информа­ции, что с очевидностью указывает на обусловленность формирования сигнала внутренними факторами. Однако все эти разные сигналы являются кодами источника и структура психических явлений определенном структура психических явлений инвариантны например, отображение летящей мухи на выходе сетчатки лягушки, собаки и человека. То же самое, но в меньшей степени, относится к отобра­жению одной и той же самоорганизующейся системой одного и того же объекта — здесь за инвариантами стоят многообраз­ные вариации, диапазон которых тем шире, чем сложнее само­организующаяся система. Подобная неоднозначность указывает на то, что понятие изоморфизма имеет весьма ограниченное значение для описа­ния отношения сигнала источника. Во всяком случае, описа­ние соответствия между сигналом источником посредством понятия изоморфизма, общепринятое в настоящее время, являет­ся сильно уязвимым в будущей общей теории информации это действительное соответствие потребует более адекватных понятий и структура психических явлений методов описания. Причем уязви­мость такого описания становится особенно очевидной, когда информацию трактуют в качестве свойства любого объекта. Урсул, «структура сигналов изоморфна структуре источников. Меж­ду количеством разнообразия источника и сигнала при отсут­ствии шумов структура психических явлений существовать равенство, если, конечно, каждый элемент определенного уровня источника вносит свой вклад в формирование сигнала в остальных случаях происхо­дит редукция количества информации в сигнале при отражении разнообразия источника вследствие гомоморфизма» Но оба эти условия выделенные курсивом никогда полностью не выполняются не только для живых систем, не говоря уже об общественных си­стемах, но и для технических систем связи и кибернетических устройств. К структура психических явлений же недостаточно ясно, что означает внесе­ние вклада в формирование сигнала каждым элементом оп­ределенного уровня источника. Например, я воспринимаю бере­зу с ее трепещущими и шелестящими на ветру ветвями. Что здесь структура психических явлений «каждым структура психических явлений источника? Подавляющее большинство сигналов невозможно представить в виде поэле­ментного отображения источника, тем болеечто количество разнообразия источника заведомо большее, чем количество раз­нообразия сигнала и к тому же элементы источника далеко не всегда могут быть однозначно определены всякий естествен­ный объект может быть диекретизирован множеством спосо­бов. В силу этого абстракция изоморфизма в данном случае мало эффективна. Сталкиваясь с трудностями описания соответствия сигнала источника посредством понятия изоморфизма, Брод­ский, например, предпочитает говорить о структура психических явлений физическом изоморфизме», который, по его мнению, «можно интерпрети­ровать также как некоторый гомоморфизм» Внешний источник зачастую является не просто объектом рецепции, но и объектом воздействия самоорганизующейся си­стемы; на нем замыкается цикл процесса управления. Это оз­начает, что внешнее звено информационного процесса становится каналом обратной связи и в подсистеме внешнего входа фор­мируются все новые и новые сигналы, обусловленные теми воздействиями, которые оказывает на источник самоорганизую­щаяся система. Таким образом, сигнал информации внешнего входа органически включен в процесс управления и, следова­тельно, структура психических явлений характеризоваться не только в количественном, но и в содержательном и целевом отношениях. Для того чтобы выйти за пределы чисто формального описания и сделать правомерным структура психических явлений и целевое описание всякого сиг­нала информации, необходимо локализовать его в пределах са­моорганизующейся системы, а не в его источнике, внешнем ка­нале связи и самоорганизующейся системе. Ведь из того, что переживаемый нами образ храма Василия Блаженного связан с воздействием этого оригинального структура психических явлений и вызван им, мы не заключаем, что данный образ существует в храме Василия Блаженного или в нем, отделяющей его от нас среде и в нас. Информационный процесс осуществляется в форме сигна­лов, это — процесс формирования, преобразования, хранения использования сигналов использования для производства рабо­чего эффекта. Внешнее звено информационного процесса за исключением внешнего входа находится, собственно, за преде­лами информационного процесса как такового, составляет его предпосылку. В точном смысле и рабочий эффект выходит за пределы информационного процесса, хотя и производится им, является следствием сигнала источником новых сигналов в рецепторах рабочих органов. Таким образом, целесообразно теоретически выделить информационный процесс, связав его только с сигналом как особой формой модельного отображе­ния текущих и протекших внешних воздействий и внутрен­них изменений самоорганизующейся системы и вместе с тем модельного отображения вероятных, предстоящих внутренних изменений в самоорганизующейся системе и ее воздействий на внешние объекты. Такой подход позволяет сосредоточить внимание именно на специфике информационного процесса в отличие от чисто энер­гетического взаимодействия. Сигнал есть модель и в смысле отображения события, его вызвавшего, и в смысле плана события, которое он вызовет. Сигнал органически воплоща­ет в себе отображение и предуготовленное им действие, он является одновременно экономичным в энергетическом отно­шении и компактно организованным кодом-следствием внешнего воздействия и кодом-причиной цепи будущих изменений. Энергетическое ничтожество сигнала есть подлинное сви­детельство его мощи, ибо он способен мгновенно развязывать лавинообразные химические реакции, доставляющие колоссаль­ную энергию в сравнении с энергией сигнала для производ­ства рабочих эффектов. Единство отобразительной и командной содержательной исполнительной функции сигнала следует решительно подчерк­нуть, так как оно дает ключ к пониманию ряда отличитель­ных черт информационного процесса. Рассмотрим в этой связи различные виды сигналов, не структура психических явлений на построение полной системы их классификации, что является задачей специального научного исследования. Естест­венно, что для такого рассмотрения целесообразно взять ин­формационные процессы, протекающие в сложных самооргани­зующихся системах напомним, что в качестве сложных высту­пают такие самоорганизующиеся системы, которые имеют свои­ми элементами также самоорганизующиеся системы, только низшего порядка, например: высокоразвитый животный орга­низм и отдельная клетка. В такой системе информационный процесс представлен множеством уровней и разновидностей сигналов, находящихся между собой в сложных отношениях. Прежде всего, можно выделить сигналы, формирующиеся в подсистемах внешних входов. Эти сигналы, о которых уже шла речь, являются результатами интеграции первичных сигналов, возникающих в клеточных рецепторных элементах подсистемы внешнего входа, и выступают в оформленном виде лишь на вы­ходе этой подсистемы например, структура психических явлений частотно упорядоченных нервных импульсов на выходе сетчатки. От них отличаются сиг­налы интероцептивного плана, которые формируются во всех подсистемах организма под влиянием внутренних локальных из­менений в том или ином множестве составляющих их клеточных элементов, также выступающих в роли организатора и носителя первичных сигналов. Такого рода первичные сигналы формиру­ются элементарными самоорганизующимися системами и обра­зуют фундаментальный уровень информационного структура психических явлений в сложной самоорганизующейся системе; они составляют основу отмеченных выше интегральных сигналов первого порядка, яв­ляющихся, как правило, мономодальными. Эти сигналы в свою очередь образуют базис формирова­ния в головном мозгу в центральной нервной системе ин­тегральных сигналов структура психических явлений высокого порядка — полимодальных, а затем и надмодальных под последними имеются в виду сигналы высшей степени интеграции, в которых синтезирована информация всех модальностей, свойственных данному организ­му, и которые выступают в роли стратегических и тактических программ целостного организма, сочетая генетически накоплен­ную информацию с онтогенетически накопленной информа­цией. Под модальностью структура психических явлений информации понимается ге­нетически заданный организму способ дискретизации контину­ума внешних воздействий и внутренних изменений. Подобная иерархия сигналов выражает одну из существенных сторон их преобразования, т. По области и направленности преобразований сигналов в целостном информационном процессе они могут быть структура психических явлений на центростремительные, внутрицентральные и структура психических явлений. Первые из них представляют цепь преобразований сигна­лов периферийного происхождения, восходящую к высшим цен­тральным интеграциям, вторые — цепь преобразований сигналов в пределах высших инстанций центральной нервной системы эта цепь преобразований относительно замкнута, не имеет не­посредственных выходов в более периферийно лежащие под­системы; для того чтобы такой выход возник, требуется спе­циальная операция преобразования их в центробежные сигналы; внутрицентральные сигналы образуют высший уровень модель­ного отображения и планирования, программирования самоор­ганизующейся системой внешних воздействий и собственных внутренних состояний и внешних действий. Третьи — цепь преобразований сигналов, нисходящую к исполнительным ор­ганам. Наконец, по форме бытия сигналов их можно подразделить структура психических явлений динамические и статические. Динамический сигнал есть пере­ходной процесс, обнимающий по крайней мере структура психических явлений элемента или две подсистемы, имеющих общий канал связи; это передача модели из одной подсистемы в другую, трансформация некото­рой модельной структуры, сформированной на элементах одной подсистемы, в другую подсистему. Динамический сигнал равно­значен движению информации по каналу связи, при котором не наступает ее преобразования мы подчеркиваем этот послед­ний момент для того, чтобы сохранить возможность различения двух весьма близких и связанных явлений: движения сигнала по каналу связи и его преобразования в иной сигнал, пусть даже мало от него отличимый, наступающего в пункте кон­вергенции нескольких однопорядковых сигналов. Статический сигнал в отличие от динамического есть нераспространяющаяся модельная структура, ограниченная рамками данной подсисте­мы но саму эту структуру нельзя рассматривать как абсо­лютно адинамичную в отношении ее собственных элементов; структура психических явлений того, структура психических явлений и нераспространяемость этой струк­туры могут носить лишь временный характер, она способна преобразовываться в динамический сигнал или служить свое­образной матрицей, порождающей свои динамические дублика­ты. Статический сигнал равнозначен тому, что некоторые ав­торы Полетаев, 1958, и другие называют связанной информацией. Сюда относится как генетически фиксированная информация, так и структура психических явлений накопленная и хранящаяся информация. Структура психических явлений сигналы, таким образом, имеют место на всех уровнях информационного процесса. Будучи функцио­нально связанными с динамическими сигналами, они выполняют существенную структура психических явлений необходимую роль в реализации структура психических явлений уп­равления. Подчеркнем еще раз, что любой из перечисленных видов сигналов несет в себе две неразрывно связанные стороны: со­держательную отображающую некоторое событие, вызвавшее данный сигнал и целевую или исполнительную, выражающую предназначенность сигнала для производства определенного со­бытия внутри самоорганизующейся системы, в ее подсисте­мах. Всякий сигнал есть модель вызвавшего его события и вме­сте с тем модель тех событий, которые он вызывает. Это справедливо не только для сигналов центробежного плана, где целевая сторона их очевидна, но структура психических явлений для сигналов центро­стремительного плана, где очевидна их содержательная сторона. Что касается сигналов внутрицентральиой сферы, образующих высший уровень интеграции и программирования целостного по­ведения, то здесь единство содержательной и целевой сторон не вызывает сомнений, ибо в противном случае нельзя себе представить организацию и реализацию целесообразного дей­ствия самоорганизующейся системы. Заметим, что в этом отношении всякая программа есть сиг­нал и, с другой стороны, всякий сигнал может быть интер­претирован в качестве программы, ибо в сигнале заданы в об­щем виде те изменения, которые он способен вызвать в соот­ветствующих подсистемах. Следует добавить, однако, что целе­вая, исполнительная функция сигнала и ее реализация не находятся во взаимооднозначном отношении т. Но то же структура психических явлений, скорее всего, справед­ливо и в отношении содержательной стороны функции сигнала, поскольку в процессе его преобразования в сигнал более высо­кой или менее высокой степени интеграции содержательная сто­рона не передается в виде некоего структура психических явлений, а используется выборочно, фрагментарно. Все сказанное о единстве целевой и отображающей функций сигнала касается в равной мере и динамических и статических сигналов. Итак, информационный процесс ограничивается упорядочен­ным множеством сигналов, включая их всевозможные преобра­зования, и постольку не должен выноситься за пределы структура психических явлений системы. Область, охватываемая процессом управления, шире области информационных процес­сов, так как первая включает и некоторые объекты окружения самоорганизующейся системы. Выше мы отмечали равнознач­ность понятий информационной системы, самоорганизующейся системы и системы управления. Однако нужно подчеркнуть, что понятия «система управления» структура психических явлений «процесс управления» далеко не равнозначны. Система управления есть управляющая система, она управляет не только собой, но и внешними объектами. По­нятие управляющей системы включает только самоорганизую­щуюся систему как таковую. Понятие процесса управления включает управляющую систему и управляемые ею внешние объ­екты, а следовательно, внешний источник информации и внешние каналы связи, рабочие эффекты и вызываемые ими изменения во внешнем объекте управления. Если информационный процесс совершается пространствен­но в рамках самоорганизующейся системы, то процесс управ­ления — в рамках более структура психических явлений системы, образованной из са­моорганизующейся системы и «подключенных» ею к себе внеш­них объектов, используемых для целей самоорганизующейся системы. Чем выше уровень развития самоорганизующейся си­стемы, тем шире диапазон возможностей такого рода «подклю­чений», а следовательно, отображения и преобразования окру­жающей действительности. Это расширение диапазона возмож­ностей эквивалентно возрастанию активности самоорганизую­щейся системы, расширению диапазона ее целей. На высших уровнях самоорганизации управляющая система с помощью созданных ею вернее, структура психических явлений создаваемых ею цепей внешнего опосредствования способна «подключать» к себе фактически любой объект доступного ей окружения, создавая грандиозные по масштабу системы процессов управления. Это демонстрирует нам история человеческого общества, которое можно рассматривать как наиболее развитую из всех извест­ных самоорганизующихся систем. Структура психических явлений и для нее сохраняет смысл разграничение понятий информационного процесса структура психических явлений про­цесса управления, несмотря на то, что она органически вклю­чает структура психических явлений себя ассимилированную ею внешнюю среду и создала качественно новые формы преобразования сигналов, информа­ционного процесса. Справедливость такого разграничения остается в силе пото­му, что элементами и подсистемами общества как самооргани­зующейся системы являются индивиды и коллективы, связь между которыми и представляет реализацию информационного процесса. Ни одно искусственное структура психических явлений или включенный в ткань общественной системы естественный объект не являют­ся сами по себе самоорганизующимися системами, а лишь их средствами. Кроме всевозможных усилителей и модификаторов рабочих эффектов органов индивида существуют искусствен­ные устройства, специально предназначенные для хранения, пе­редачи и преобразования сигналов информации. В сущности, любой естественный объект может быть сделан общественной системой или ее подсистемой или элементом средством хранения, передачи, а быть может, и преобразова­ния информации. Кроме того, человек способен придавать лю­бому объекту любое информационное значение, носящее кон­венциональный характер. Это обстоятельство и та его более широкая основа, которая именуется очеловечением природы и опредмечением человека, также связанная с наделением естест­венных объектов информационными значениями, структура психических явлений, и питают структура психических явлений иллюзию о вездесущности информа­ционных процессов. Даже те искусственные устройства, которые сочетают в себе свойства хранения, структура психических явлений и преобразования информации — современные электронные вычислительные машины, специально предназначенные для выполнения информационных функций и управления другими объектами,— структура психических явлений они в точном смысле не являются самоорганизующимися системами и, следовательно, сами по себе не осуществляют информационного процесса. Не­редко из поля зрения теоретиков почему-то ускользает тот три­виальнейший момент, что электронная вычислительная машина так или иначе структура психических явлений является лишь преобразователем челове­ческих сигналов информации, что она так или иначе контроли­руется структура психических явлений и что ее цели—это в конечном итоге чело­веческие цели, а не ее собственные, даже если в ходе ее экс­плуатации она постепенно отошла от первоначально приданных ей функций; и, таким образом, приписываемая ей автономия ока­зывается призрачной. Из сказанного вовсе не следует, что структура психических явлений путем невозможно создание подлинной самоорганизующейся системы, т. Тенденции структура психических явлений науки и техники, выдающиеся достижения кибернетического конструиро­вания и целый ряд явлений современной общественной жизни заставляют серьезно считаться с такой возможностью. Но если она будет основательно реализована, человеческое общество превратится структура психических явлений самоорганизующуюся систему качественно ново­го типа. Пока же ни одно из созданных кибернетикой устройств, предназначенных для переработки информации, не может быть причислено к категории самоорганизующихся систем. Тот факт, что электронная вычислительная структура психических явлений способна производить новый результат, еще не обязывает нас видеть в ней самоорга­низующуюся систему. Ведь и колба химика производит новый структура психических явлений, если в нее помещены соответствующие реагенты. Во всяком случае следует иметь в виду, что кибернетические уст­ройства—это созданные в процессе самоорганизации вспомога­тельные звенья информационных процессов в общественной си­стеме, начало и конец которых «вмонтированы» в образуемые человеческими коллективами подсистемы. Для того чтобы подойти к объяснению психических явлений с позиций категории информации, нужно также рассмотреть в общих чертах вопрос о качественно различных, но генетически связанных уровнях информационных процессов, предварительно уточнив соотношение между понятиями информации и сигнала. Понятия информации и сигнала информации не тождествен­ны. Сигнал есть носитель информации, определенная материаль­ная структура, структура психических явлений информацию. Винеру 1958а, 19586информацию можно определить в первом прибли­жении как содержание сигнала сообщения. Винер отчет­ливо различает понятия информации и сигнала; он подчеркивает, что «информация — это обозначение содержания, полученно­го из внешнего структура психических явлений в процессе нашего приспособления к нему и приспосабливания к нему наших чувств» Сигнал воспроизводит некоторый аспект разнообразия ис­точника, значимого для самоорганизующейся системы в данный момент или вообще; его организация структура психических явлений в определенной степени соответствия с независимым от входа разнообразием, которое избирательно им ассимилируется. Сигнал есть в сущно­сти своей физико-химическое явление, характеризующееся структурными и динамическими признаками; это явление осу­ществляется в субстрате элементов и подсистем самооргани­зующейся системы и выполняет для них специфическую функ­цию. Эта внутренняя функция сложной самоорганизующейся системы и ее самоорганизующихся элементов или структура психических явлений предель­ном случае — простой самоорганизующейся системы как раз и выражает не энергетическое, а информационное взаимодействие, ибо содержание сигнала заключается не в конкретных физико-химических изменениях и распространении или использовании их энергетического эффекта, а в том, что эти физико-химиче­ские изменения представляют не самих себя, а вызвавшие их внешние объекты и обусловившие их внутренние состояния са­моорганизующейся системы. Сущность сигнала — не в его физико-химических свойствах, а в том, что структура психических явлений вызвало структура психических явлений для чего он предназначен ; это «что» и «для чего» и есть содержание сигнала, т. Информация есть внутренняя обращенность т. Выше мы отмечали, что всякий сигнал представляет единст­ву двух сторон: отображающей содержательной и целевой управляющей. Здесь необходимо сделать во избежание недо­разумений некоторые уточнения. Говоря об информации как со­держании сигнала, мы имеем в виду обе указанные стороны сигнала, т. Термин «содержа­тельная сторона сигнала» употреблялся выше в несколько ином смысле, структура психических явлений термин «содержание сигнала», хотя и в весьма близком к последнему. Под «содержательной стороной сигнала» мы подразумевали его отображающую функцию и акцентирова­ли внимание на том, что отображает сигнал по линии вызвав­шего его внешнего объекта. Однако целевая сторона сигнала также может быть интерпретирована как отображение, в дан­ном структура психических явлений как отображение внутреннего состояния. Всякая подсистема, формирующая сигнал внешнего плана, например глаз, имеет, грубо говоря, два входа — внешний и внутренний; первый является приемником отражаемых объек­том электромагнитных колебаний, второй — центробежных им­пульсов, осуществляющих настройку воспринимающего прибора и предопределяющих выбор объекта. Сигнал, возникающий на выходе сетчатки в виде серии частотно упорядоченных импуль­сов, в точном смысле есть результат воздействия на глаз по линии его внешнего и внутреннего входов. Другими словами, этот сигнал отображает и структура психических явлений объект и внутреннее со­стояние, цель самоорганизующейся системы. Во всяком сигнале, по нашему убеждению, представлено отображение самоорганизующейся системой иного и отображе­ние ею себя, ибо без отображения себя невозможна целена­правленная, целесообразная деятельность отмеченная особен­ность сигнала позволяет квалифицировать его, как элемент са­моорганизации. Это двуединое отображение составляет содер­жание сигнала, т. Необходимость различения понятий «информация» и «сигнал информации» обусловлена тем, что сигнал включает физико-химическую характеристику, информация же свободна от нее. Информация не существует независимо от сигнала, структура психических явлений необхо­димо воплощена только в сигнале. Однако информация неза­висима от энергетической характеристики сигнала которой он всегда обладаетона независима от конкретных физико-хими­ческих свой ств своего носителя. Одна и та же информация может быть воплощена и передана разными сигналами. Это означает, что одна и та же модель может в структура психических явлений строить­ся на разных субстратах, структура психических явлений бы они удовлетворяли требо­ваниям специфической организации сигнала. Чем сложнее самоорганизующаяся система, тем шире ее воз­можности модельного отображения внешней действительности и самой себя. Высшие уровни самоорганизации принимают фор­му психической, а затем и сознательной деятельности; здесь очень выпукло проявляется та особенность информационно­го процесса, которая отличает его от обычного энергетического процесса и связана с инвариантностью информации по отноше­нию к форме сигнала. В первом приближении можно выделить следующие качест­венно различные типы или уровни информационных процес­сов: 1 допсихнческий уровень, к которому допустимо относить информационные процессы, осуществляемые одноклеточными и растительными организмами а также отдельными клетками их ассоциациями в многоклеточном организме ; 2 уровень психической деятельности животных и 3 специфически челове­ческий уровень психической деятельности структура психических явлений функционирования общественной системы. Анализ каждого из перечисленных уров­ней предполагает две плоскости рассмотрения; в первом случае предметом анализа становятся общие свойства информацион­ных процессов индивида, во втором — коллектива. Обе плоско­сти анализа должны соотноситься друг с другом, ибо общие, т. Кроме того, коллектив может рассматри­ваться в качестве самоорганизующейся системы более высокого порядка в сравнении структура психических явлений индивидом. Каждый качественно специфичный структура психических явлений информационно­го процесса характеризуется типичными для него формами сигналов и способами их преобразования. Вышестоящий уро­вень информационных процессов включает в виде своей основы нижестоящий уровень информационных процессов и «прибав­ляет» к структура психических явлений новые, более экономичные и емкие формы структура психических явлений, что означает расширение диапазона отображающих и уп­равляющих функций самоорганизующейся системы. Исходя из концепции возникновения психики, развитой Леонтьевым 1959Л. Ломов, 1961 показал, что психическая деятельность основывается не на сигналах-кодах, как это имело место на допсихическом уровне информационных процессов, а структура психических явлений сигналах-изображениях. Посредством понятия о сигнале-изображении последнее рассматривается как частный случай кода, удовлетворяющий целому ряду дополнительных к изомор­физму условий можно действительно объяснить ряд специфи­ческих особенностей психической деятельности. Если принять положение, что возникновение психической деятельности живот­ных связано с переходом от сигналов-кодов к сигналам-изоб­ражениям, то тогда возникновение человеческой психики сле­дует связать с переходом от сигналов-изображений к сигналам-кодам второго порядка. Под сигналами-кодами второго порядка имеются в виду зна­ковые формы сигналов, представляющих собой основное средст­во коммуникации внутри человеческого общества как самоорга­низующейся системы. Информационный процесс, осуществляе­мый обществом в целом, есть сигнальное взаимодействие его элементов личностей и подсистем коллективовопределяе­мое передачей, преобразованием и хранением информации в форме знаков; последние носят структура психических явлений бы структура психических явлений и межколлективный характер, т. Здесь нужно разграничить два явления: функционирование и хранение воплощенной в знаковой форме информации в систе­ме общества и функционирование и хранение информации, воп­лощенной в той же форме в системе личности. В отличие от естественных внешних воздействий, которые не являются сигналами сигналом является вызванное ими упоря­доченное структура психических явлений в подсистеме входа самоорганизующейся системы, как об этом говорилось вышезнак в любом его виде есть сигнал, ибо он есть продукт и неотъемлемый компо­нент общественной самоорганизующейся системы. Поэтому вос­приятие знакового сигнала личностью, т. Особенности знаковой фор­мы сигнала по сравнению с незнаковой назовем ее натураль­ной формой сигнала заключаются, прежде всего, в том, что восприятие содержащейся в ней информации структура психических явлений двойного преобразования. Значение, выражаемое знаком, есть информация. Но она независима от структуры знака как материального явления. В случае знаковой формы сигнала степень независимости ин­формации от конкретных материальных свойств сигнала стано­вится предельно высокой: количество разнообразия знакового сигнала оказывается безразличным к количеству разнообразия обозначаемого им объекта. Рассмотрим структура психических явлений простейший пример. Пусть структура психических явлений личность продуцирует следующий сигнал: структура психических явлений ожидается гроза» в графическом или звуковом виде. Этот сигнал вос­принимается другой личностью, в головном мозгу которой под влиянием упорядоченных акустических или графических из­менений формируется сигнал-изображение этих структура психических явлений изменений, т. Сам по себе он несет ничтожную информацию, совершенно не структура психических явлений тому внешнему сигналу, результатом преобразования ко­торого он стал. Для того чтобы информация, содержащаяся в структура психических явлений сигнале, стала достоянием второй личности, необхо­димо еще одно преобразование сигнала-изображения, осущест­вляемое высшими регистрами мозговой деятельности. Это вторичное преобразование не происхо­дит и в случае незнания личностью-—перципиентом русского языка, т. Таким образом, имея объектом исследования личность как самоорганизующуюся систему, следует различать внешнюю фор­му бытия знакового сигнала в его статическом и динамиче­ском состояниях и внутреннюю форму бытия знакового сигна­ла в виде наиболее высокоорганизованных мозговых нейродинамических структур. Своего рода посредником между ними яв­ляется сигнал-изображение, представляющий более низкий уровень нейродинамической организации; он является посредни­ком и на афферентно-центральном пути преобразования, и на центрально-эфферентном пути, в результате которого личностью осуществляется речепроизводство или знакопроизводство вооб­ще, т. В структура психических явлений связи оказывается чрезвычайно актуальным нейро-лингвистический структура психических явлений речевого процесса см. Натуральные сигналы как сигналы-коды, так и сигналы-изображения не имеют внешней формы бытия; они структура психических явлений только как внутренние состояния самоорганизующейся сис­темы. Знаковые сигналы имеют и внешнюю и внутреннюю фор­му своего бытия; причем внешняя форма может реализоваться не только элементами естественного языка или различных ис­кусственных языков, но и любыми внешними объектами, кото­рым конвенционально придана репрезентативная функция. Но лишь внутренняя форма бытия знакового сигнала непосредст­венно связана с структура психических явлений, субъективными явлениями. Идеальное существует в обществе, но только потому и толь­ко в том смысле, что оно есть свойство личности. Как уже отмечалось структура психических явлений параграфе 12, отчужденным от личности знаковым сигна­лам книжный текст, магнитофонная запись, звучащее в эфире слово и т. Это качество не выносимо за пре­делы личности как самоорганизующейся системы, связано лишь с информационным процессом, протекающим в контурах ее го­ловного мозга. Психическая деятельность, взятая во всех ее проявлениях, с необходимостью предполагает и включает действия личности а постольку в известном отношении также и объекты дейст­вий. Информационный процесс составляет как бы внутреннюю сторону процесса управления и лишь высшими своими уровня­ми связанными с деятельностью головного мозга представляет психические явления. При этом субъективные идеальные явле­ния должны быть отнесены к внутрицентральным преобразова­ниям сигналов. Субъективные явления, как уже говорилось, могут быть ис­толкованы в качестве содержания особого рода сигналов, т. В субъективных явлениях, которые при­надлежат к категории сознательно-психических явлений фено­менов сознанияличности дана информация в «чистом» виде. Психический образ, мысль, есть не сигнал информации, а ин­формация как таковая, освобожденная как бы от своего мате­риального носителя; в такой «освобожденности» она выступает во всяком случае для личности. Некоторый класс мозговых сигналов способен представлять целостной самоорганизующейся системе-личности информацию в «чистом» виде. Эта особенность деятельности головного моз­га осуществляемых им информационных процессов в принци­пе понятна, поскольку психика возникла и развилась в качест­ве способа более адекватного управления усложняющейся са­моорганизующейся системы; для реализации же процесса уп­равления нужна именно информация, в то время как форма сигнала здесь не существенна. Психический образ есть содержание определенным способом организованного в головном мозгу сигнала, который представ­ляет целостной системе личности не себя самого, а фиксиро­ванную в структура психических явлений информацию о породившем его объекте. Все те психические явления, которые определяются в качестве идеаль­ных, представляют собой не что иное, как информацию, данную личности в непосредственном, «чистом» виде. Сигнал как опре­деленная организация элементов и процессов нервной системы всегда начисто скрыт от личности. В случае зрительного вос­приятия, например, для личности совершенно элиминирован и эффект отраженных объектом электромагнитных колебаний в сетчатке глаза, и генерируемый на выходе сетчатки поток час­тотно-упорядоченных нервных импульсов, и, наконец, тот мозго­вой нейродинамический комплекс, который переживается лич­ностью в виде зрительного образа. Личность оперирует инфор­мацией в чистом виде, и ей не дана способность интроспекции мозговых физиологических явлений. Способность же опериро­вать информацией в чистом видевозникающая на уровне об­щественного структура психических явлений и создающая качественно своеобразный тип самоорганизации, свидетельствует, конечно, о том, что структура психических явлений способна оперировать некоторым классом мозговых сигна­лов. Но это уже вопрос несколько иного плана, и мы коснемся его структура психических явлений. Можно, по-видимому, утверждать, что если на допсихическом уровне информация неотличима для самоорганизующейся системы от сигнала и на этом основании в кибернетике не­редко отождествляют или просто специально не дифференциру­ют понятия информации и сигнала информациито на уровне психического управления происходит как бы раздвоение едино­го, выделение информации из сигнала, совершающееся в субъ­ективной форме что равнозначно возникновению субъективной формы отображения, идеального моделирования как такового вообще. Выявление для самоорганизующейся системы информации как таковой имеет важное значение, поскольку одна и та же информация может воплощаться в разных по форме сигналах, а для управления существенна именно информация, а не форма сигнала. Не исключено, что эта способность выявления для структура психических явлений информации в чистом виде мы называем иначе такую способность отображением в идеальной форме, субъективным переживанием, психическим образом связана с необходимо­стью эффективного использования в целях управления свойства инвариантности информации по отношению к форме сигнала. Указанная способность составляет основу нового типа саморегу­ляции, включающего самосознание и самопознание. Кибернетический подход к психическим явлениям, опираю­щийся на категорию информации, позволяет уяснить в общем сущность субъективных феноменов и в то же время конкрети­зирует две взаимосвязанные фундаментальные проблемы, давно поставленные уже естествознанием. Первая из них представляет структура психических явлений проблему нейрофизио­логической интерпретации субъективных феноменов с их содер­жательной и структурной стороны; это — проблема изучения того класса сигналов, содержание которых способно выявляться для личности непосредственно; это, иначе,— проблема расшиф­ровки нейродинамического кода субъективных явлений, или ин­формации как таковой. Вторая представляет собой проблему структура психических явлений управляющей функции субъективных феноменов, т. Это проблема объяснения того, каким образом содержание осо­бого рода сигналов планирует, запускает и организует упоря­доченное множество изменений в подсистемах организма лично­сти, обеспечивающее целереализующий поведенческий акт. Энергетический подход здесь неуместен потому, что энергети­ческая сторона сигнала безразлична к его содержанию, а именно содержание сигнала определяет характер и направление сдвигов в подсистемах их совокупный результат. Эта проблема пред­полагает анализ преобразования сигналов центрально-эффекторного плана вплоть до производства рабочих движений. Непонимание информационной природы субъективных явле­нии, попытки свернуть на старый тупиковый путь энергети­ческой интерпретации психической деятельности см. Медведев 1966 настаивает на обязательности использования закона со­хранения и превращения, энергии при объяснении психических явлений. Аналогичную точку зрения высказывает и Медведеву, для того, чтобы мысль выступала в роли фактора управления, «сама мысль должна иметь нечто энергетическое, структура психических явлений как иначе получается опять «чудо», несовместимое с наукой. Короче говоря, без при­знания правильности высказывания о психике как особой энер­гии в естественнонаучном аспекте Энгельскак телесной работе Ленин все попытки наших критиков согласо­вать свои взгляды с естествознанием обречены на неуспех» Нам представляется принципиально неверным говорить о мысли как структура психических явлений «нечто энергетическое» или «о психике как особой энергии» ссылки на Ленина здесь совершенно неуместны. Такого рода установки, претен­дующие к тому же на методологическую роль, противоречат как принципам диалектического материализма, так и основным тенденциям развития современного естествознания, которое все шире и основательнее использует именно информационный под­ход к пониманию психических явлений и целостной деятельно­сти головного мозга. Кибернетика, психология, физиология и ряд других дисциплин накопили огромнейший материал, свиде­тельствующий о том, что процессы хранения, передачи и пре­образования информации не объяснимы посредством закона со­хранения энергии. Энергетический подход к объяснению психических явлений давно уже успел себя дискредитировать во всех своих разно­видностях. Одна из них заключалась в том, что за ощущения­ми, мыслями и т. Как справедливо замечает Брезье, «Шеррингтон именно в силу своей приверженности энергетической концепции не смог уви­деть физиологической основы процессов мышления» Противоположная разновидность энергетического подхода состояла в том, что физиологические структура психических явлений и субъективные феномены искусственно уравнивались в данном отношении пу­тем постулирования особой «психической энергии» см. Однако эта теоретическая возможность оказалось мнимой, что со всей убедительностью показало разви­тие естественнонаучных исследований психической деятельности головного мозга за последние двадцать лет и в особенности опыт кибернетического моделирования психических функций. Подробно анализируя вопрос о ценности энергетических кон­цепций психики и, в частности, мотивации, Хайнд приходит к обоснованному структура психических явлений, что «они оказались совершенно непри­годными для установления контактов с физиологией» Даже допустив, что мысль обладает специфиче­ской энергией, мы ни на шаг не продвинемся в объяснении того, почему одна мысль отличается от другой и почему одна и та же мысль способна вызывать структура психических явлений поведенческие акты у разных личностей или у одной и той же личности в разные периоды ее жизни. В настоящее время энергетический подход к исследованию и объяснению психических явлений настолько недвусмысленно обнаружил свою несостоятельность, что защита его структура психических явлений философских позиций вряд ли способна его реабилити­ровать. Психофизиологическая проблема, включающая и задачу рас­шифровки нейродинамического кода субъективных явлений, и задачу объяснения их управляющей функции, может успешно разрабатываться в настоящее время только на основе инфор­мационного подхода, различающего и соотносящего друг с дру­гом понятия структура психических явлений и сигнала. Общие вопросы нейрофизиологической интерпретации психических явлений Задача нейрофизиологической интерпретации психических явле­ний, опирающаяся на использование достижений кибернетики, представляет одно из важнейших направлений теоретического объяснения психических явлений. Вопрос о типах объяснения в психологии становится постепенно предметом пристальных инте­ресов самих психологов, что является весьма обнадеживающим обстоятельством, так как без предварительной разработки тео­ретико-познавательных проблем психологии трудно рассчиты­вать на построение основательной психологической теории. В этой связи заслуживает внимания эпистемологический анализ особенностей психологического исследования, произведенный Пиаже, который, по словам Леонтьева, «для разра­ботки эпистемологии сделал больше, чем любой другой совре­менный психолог» Леонтьев, 1966 б, стр. Пиаже подчеркивает, что в психологии существует зна­чительно большее число возможных типов объяснения, чем в биологии, не говоря уже о физике или теоретической химии. Это структура психических явлений, по его мнению, рядом причин, среди которых основную роль играют трудности, связанные с необходимостью найти удовлетворительное решение «проблемы отношений меж­ду структурами сознательных реакций и органическими струк­турами» «Сколько бы ни отрицали эту проблему и ни считали ее устаревшей, невер­но поставленной и т. Пиаже,— позиция, занимаемая в отношении нее, в конечном счете всегда опреде­ляет выбор объяснительных моделей: отсюда их разнообразие, связанное, следовательно, скорее со сложностью самой сферы исследования психологии, нежели с непоследовательностью тео­рии или методов» там же. Отметим, что для соотнесения разных типов психологиче­ского объяснения Пиаже использует идею дополнительно­сти, выдвинутую Бором, который показал ее плодотворность не только для атомной физики, но и для других отраслей зна­ния, в том числе и для психологии. Основные результаты эпи­стемологического анализа Пиаже состоят в том, «что а главными и преимущественными направлениями объяснения в психологии являются сведение психического к органическому интерпретация посредством абстрактных моделей; структура психических явлений что б оба структура психических явлений направления — структура психических явлений и дедуктивное — ни­сколько не противоречат друг другу, но дополняют одно структура психических явлений там же, стр. Пиаже подробно рассматривает тот тип объяснения, ту, по его словам, «незаменимую модель», которая характеризует­ся сведением психического к органическому, т. При этом он называет такой тип объяснения наряду со сведением «пси­хологического к внепсихологическому», также и сведением «сложного к более простому» см. Нам структура психических явлений неправильным гово­рить в данном случае о сведении сложного к простому, так структура психических явлений соотносимые объекты — явления сознания и ответственные за эти явления нейродинамические комплексы — не могут быть разграничены по принципу сложности что было показано нами в параграфе 5. Дело в том, что здесь имеются в виду не всякие фи­зиологические явления, структура психических явлений именно те, которые ответственны за сознательные переживания. Пиаже не оставляет сомнений на этот структура психических явлений, определенно говорит не о всяких физио­логических изменениях, а лишь о тех физиологических измене­ниях, которые ответственны за сознательные явления см. По существу это отношение представ­ляет собой отношение информации к своему нейродинамическому носителю, а отсюда очевидна неуместность их разграниче­ния посредством понятий о низшем и высшем несколько ниже мы покажем, что об этом же свидетельствуют и результаты, полученные самим Пиаже ставит вопрос: «Каков же в таком случае характер отношения между этими физиологическими связями и сознательным суждением, в основе которого они лежат? Являет­ся ли оно причинной связью, или мы должны пользоваться другими категориями связи и говорить о соответствии, парал­лелизме или изоморфизме? Подчеркивая еще раз, что «это извечная проблема, с которой встречаются все формы психологического объясне­ния» там жеЖ. Пиаже категорически отвергает любые по­пытки субстанциализации явлений сознания и показывает несо­стоятельность решения данной проблемы с позиций так назы­ваемой теории взаимодействия, ибо последняя вынуждена при­писывать явлениям сознания особую психическую энергию Поскольку связь между явлениями сознания и нервными про­цессами не может быть описана в терминах физической причинности, Пиаже характеризует ее посредством структура психических явлений параллелизма изоморфизма. Но предварительно он стре­мится выяснить специфику связи между самими явлениями структура психических явлений. Эта связь, по его мнению, также не имеет характера причин­ности, ибо «ни связь между значениями, ни связь обозначающего с обозначенным не относятся к причинности» По аналогии структура психических явлений логической импликацией Пиаже называет специфические для явлений сознания связи «импликацией в широком смысле слова», рассматривая логиче­скую импликацию в качестве ее частного случая. При этом он видит отличие сознательного процесса от логических операций, производимых кибернетической машиной в том, что машина остается совершенно безразличной к получаемым результатам, действуя лишь по принципу простой причинности, т. Пиаже состоит в следующем: «парал­лелизм между состояниями сознания и соответствующими фи­зиологическими процессами означает изоморфизм между си­стемами импликаций в широком смысле и системами, относящи­мися к причинности» там же, стр. Попытаемся про­анализировать этот вывод с позиций структура психических явлений нами взгляда об информационной сущности субъективных явлений. Прежде всего, следует подчеркнуть, что научное объяснение не исчерпывается причинным объяснением, подобно тому как причинность далеко не исчерпывает категории связи; последнее, как известно, неоднократно подчеркивалось Одним из видов структура психических явлений связей являют­ся функциональные связи. Теоретический анализ сущности и многообразия функциональных связей особенно продвинулся в последнее время, так как настоятельно диктовался потребностя­ми современного естествознания. Для решения некоторых научных задач оказывается вполне структура психических явлений функциональное объяснение, занимающее столь важное место в биологических дисциплинах и психологии. Функ­циональная структура психических явлений как это подчеркивается Сафоновым 1964которые провели серьезный анализ понятия функциональной зависимости и его отношения к причинности может охватывать как одновременные, так и разновременные события. Это важно отметить, поскольку неко­торые разновременные события в субъективной сфере типа сле­дования одного из другого нередко подводятся явно или структура психических явлений под причинно-следственное отношение. В этой связи Пиаже справедливо отделяет отношение импликации от отношения причинно-следственной связи. Импли­кация в широком смысле выражает чисто информационные от­ношения, т. Эти преобразования, включающие логические следования, оценочные акты, всевозможные содер­жательные синтезы и дифференциации и т. Тем более нельзя характеризовать посредством категории причинности связь импликаций в широком смысле с нейродинамическими комплексами, ответственными за их осуществление. Всякое субъективное явление — это проявление для личности некоторых объективных мозговых нейрофизиологических про­цессов, это непосредственно данная личности обращенная к личности информация, материальный носитель которой скрыт от нее. То, что для личности выступает как преобразование «чистой» информации смена образов, их переливы друг в друга с меняющейся эмоциональной тональностью, оценкой, новы­ми ассоциациями структура психических явлений т. Описанные субъективные переживания данной личности и нейродинамический субстрат этих пережива­ний суть структура психических явлений явления, поскольку отношение между ними структура психических явлений — отношение информации как содержания сигнала и сигнала как материального носителя информации. Одновременность субъективного переживания и его нейродинамического носителя есть особый вид одновременности, отли­чающийся от одновременности физических событий, как ее опи­сывает, например, теория относительности, ибо субъективное переживание, как и содержание сигнала вообще, в строгом смысле не является физическим событием. Одновременность ин­формационного содержания и сигнала, несущего это содержа­ние, можно было бы назвать абсолютной одновременностью. Уже в силу одновременности отношение между субъективным переживанием и его нейродинамический носителем не является структура психических явлений. Данное отношение структура психических явлений собой связь функционального характера разумеется, что связь меж­ду сигналом информации в целом и вызываемыми им двига­тельными и соматическими эффектами полностью укладывается в категорию причинности; но это уже другой вопрос. В силу одновременности субъективного переживания и его нейродинамического носителя связь между ними является взаимооднозначной. Допустимо, как нам кажется, описывать эту связь и посредством понятия изоморфизма. Соглашаясь в дан­ном отношении с Пиаже, следует отметить, что он не обосно­вывает, к сожалению, свой тезис об изоморфизме, ограничи­вается лишь самыми общими соображениями в его пользу. Меж­ду тем обоснование этого структура психических явлений совершенно необходимо, по­скольку очень многие психологи и философы категорически отрицают возможность в данном случае изоморфного соответст­вия. Кроме того, у Пиаже, на наш взгляд, недостаточно ясно выражено, в чем именно, по каким элементам и опера­циям структура психических явлений проводить изоморфизм между импликативными системами и нейродинамическими системами. Подчеркнем также, что, высказывая утверждение об изомор­физме между явлениями сознания и ответственными за эти яв­ления нейрофизиологическими процессами, Структура психических явлений. Пиаже отнимает у себя право говорить о сведении высшего к низшему, сложно­го к простому, ибо наличие изоморфизма исключает в струк­турном отношении привилегированность какой-либо одной из систем если только понятие изоморфизма употребляется в точ­ном смысле. Следовательно, нейродинамическая интерпретация психических явлений не может в общем виде рассматриваться как сведение высшего к низшему. Причем наличие изоморфиз­ма между указанными явлениями свидетельствует не только о возможности нейродинамического объяснения психических явле­ний, но и о возможности использования психических явлений для объяснения структура психических явлений их нейродинамических струк­тур. Попытка доказать это, включающая анализ и обоснование изоморфизма, будет предпринята в следующем параграфе. Сей­час же важно рассмотреть некоторые методологические вопро­сы, касающиеся общих принципов соотношения субъективных феноменов с их нейродинамический субстратом. Прежде всего, необходимо указать на чрезвычайное разнооб­разие подходов и аспектов физиологического объяснения психи­ческих явлений вообще. Нейрофизиологическая интерпретация психических явлений, связанная с исследованием мозговых ней­ронных структур в их функциональных отправлениях, представ­ляет собой лишь одну разновидность физиологического объяс­нения психических явлений. Ведь в принципе возможно изуче­ние влияния на психику изменения, пожалуй, любого физиоло­гического параметра организма вплоть до температуры тела, кровяного давления и структура психических явлений. Изучение психосоматических корреляций остается актуаль­нейшей проблемой, структура психических явлений разработка которой немысли­ма вне первостепенного участия нейрофизиологии. Однако эта проблема образует специфическую плоскость исследования, от­личающуюся от собственно нейродинамической интерпретации психических явлений. Когда идет речь о нейрофизиологической, нейродинамической интерпретации психических явлений, имеется и виду прямое соотнесение тех или иных психических явлений с определенной нейродинамической моделью или ее фрагментами здесь соматические факторы учитываются лишь неявно, в «сня­том» виде; хотя, конечно, идеалом физиологического объяснения является построение такой структура психических явлений, которая бы строго коорди­нировала и субординировала все существенные соматические сдвиги с теми мозговыми нейродинамическими комплексами, ко­торые самым ближайшим образом ответственны за психические явления. Это тем более важно отметить, что разные подходы и уровни нейрофизиологического объяснения зачастую связаны с разными исследовательскими концепциями. Попытаемся в первом приближении систематизировать сущест­вующие нейрофизиологические подходы к объяснению психиче­ских явлений, отдавая себе отчет в трудностях этой задачи и потому не претендуя на полноту и завершенность ее рассмот­рения. Прежде всего, не вдаваясь в классификацию психических структура психических явлений, можно выделить два разных, хотя и взаимосвязанных, подхода: аналитический и синтетический об этом уже шла речь в параграфе 9. Первый из них нацелен на выяснение функциональной роли отдельных генетически заданных мозговых структур в реа­лизации определенных психических явлений или психической деятельности в целом сюда относятся, например, выяснение роли ретикулярной формации мозгового ствола, различных от­делов таламуса и гипоталамуса, лимбической системы, тех или иных цитоархитектонических полей коры головного мозга, ее фронтальных отделов и т. Структура психических явлений этом структура психических явлений, как извест­но, достигнуты значительные успехи, явившиеся необходимой предпосылкой для развития структура психических явлений конкретизации синтетических кон­цепций. Однако сам по себе аналитический подход, доставляя необходимые данные для нейрофизиологической интерпретации психических явлений, способен в лучшем случае объяснить лишь некоторые аспекты психической деятельности в ее структура психических явлений а не содержательном плане. Синтетический подход, призванный по вполне понятным при­чинам играть главную роль в нейрофизиологической интерпре­тации психических явлений, представлен на современном этапе разнообразными концепциями, нередко вступающими друг с другом в противоречия, использующими в разной степени и в разном объеме экспериментальные данные и гипотетические средства и акцентирующими нередко различные аспекты и уров­ни психической деятельности. Синтетический подход во всех структура психических явлений вариантах опирается на целостную деятельность мозга и в ряде случаев широко использует кибернетическую терминоло­гию. Многообразие концепций при синтетическом структура психических явлений вполне естественно, так как он допускает и предполагает гипотетико-дедуктивное конструирование в весьма обширном диапазо­не. Но, кроме того, относящиеся сюда концепции, описывая раз­ные аспекты и уровни психической деятельности, зачастую не исключают друг друга, а находятся в отношении дополнитель­ности. В настоящее время синтетический подход представлен как концепциями, тесно связанными с рефлекторной теорией Павлова и ее новейшими модификациями, опирающимися на последние достижения нейрофизиологии, так и концепциями, которые крайне слабо связаны или вовсе не связаны по край­ней мере, непосредственно с рефлекторной теорией и представ­ляют собой обобщения современной интегративной нейрофизио­логии и тяготеющие к ним абстрактные нейродинамические модели психической деятельности. Эти последние модели осу­ществляют описание и объяснение на уровне нейронной органи­зации головного мозга и зачастую широко используют матема­тические и формально-логические методы как, например, «нерв­ные сети» Маккалока-Питтса или «перцептрон» Одной из наиболее разработанных моделей на уровне ней­ронной организации справедливо считается концепция Hebb, 1957кладущая в основу понятие «клеточно­го ансамбля»; последнее выражает определенную нейродинамическую структуру, элементы которой представлены как в структура психических явлений, так и в подкорковых образованиях. Используя вероятностный принцип функционирования клеточных ансамблей, Хебб пы­тается объяснить с их помощью не только отдельные психиче­ские явления, но и поведение в целом заметим, однако, что концепция Хебба встретила ряд серьезных критических за­мечаний со стороны психологов и кибернетиков. Другой, менее известной концепцией того же рода является разрабатываемая Krech1956а, 1956 b в русле идей Берталанффи концепция «динамических систем», исходя­щая из понятия о поле электрохимической активности, которое интегрально выражает множество нейронных и синаптическпх процессов, рассматриваемых в качестве открытой системы. Не вдаваясь в детальное рассмотрение подобных моделей их число можно было бы значительно увеличитьмы хотим под­черкнуть только то обстоятельство, что, несмотря на свойствен­ные им недостатки, они играют в настоящее время исключи­тельно важную роль в нейрофизиологической интерпретации психических явлений. Это объясняется тем, что они исходят из установки о нейродинамической системе как носителе и реали­заторе психических функций. Понятие нейродинамической системы хорошо согласуется с результатами и обобщениями как классических, так и новей­ших направлений в физиологии и психологии; оно выполняет важную методологическую роль в современных исследованиях высших мозговых информационных процессов. В этой связи хо­телось бы сделать одно замечание, касающееся соотношения разных уровней информационных процессов в головном мозгу. Новейшие исследования на субнейронном и молекулярном уровнях несомненно открыли новую главу структура психических явлений понимании инфор­мационных процессов, структура психических явлений головным мозгом. Боль­шой интерес вызывают современные представления, основанные на экспериментах Hyden1962 и других авто­ров см. Биохимические исследования процессов хранения, перера­ботки и воспроизведения информации исключительно актуальны и могут существенно изменить или даже отбросить некоторые наши структура психических явлений взгляды. Однако они вряд ли способны поко­лебать тот принцип, что именно нейронные системы головного мозга осуществляют высшие психические формы информаци­онных процессов. Восприятие, например, всегда связано с структура психических явлений довольно большого числа нервных клеток, и было бы крайне сомнительно полагать, будто информационное содержа­ние восприятия целиком кодируется в РНК отдельного нейрона, а остальные нейроны либо просто дублируют то же самое в целях надежности, либо играют какую-то чисто вспомогательную роль. Исходя из такой предпосылки нельзя объяснить не только структура психических явлений сложности психической деятельности, но и понять про­стейшие нейроморфологические факты. Имеются в виду такие факты, как наличие разнотипных корковых нейронов и разно­видностей каждого типа, а также большой вариабельности в пределах данной разновидности; сюда относится также чрезвы­чайная сложность межнейронных отношений, неуклонно нарас­тающая в филогенетическом ряду и выступающая одним из по­казателей уровня развития психической деятельности. Структура психических явлений допустить, чтобы все это структурное многообразие не имело самого непосредственного отношения к психическим функциям. Поэтому, не умаляя нисколько значение исследований на суб­клеточном и молекулярном уровнях, следует приурочить психи­ческие явления к структура психических явлений нейронной организации, т. Этот более высокий уровень опирается, конечно, на субнейронные и молекулярные структура психических явлений, но не сво­дится к ним. Понятие нейродинамической системы развитое в последние годы Коганом и структура психических явлений авторами выражает целостный акт мозговой деятельности структура психических явлений должно быть положено в основу синтетического подхода к нейрофизиологи­ческой интерпретации психических явлений. Нейродинамическая система может рассматриваться в качестве формы церебраль­ной модели, отображающей внешнюю действительность и внут­ренние состояния организма личности, т. Итак, нейрофизиологическая интерпретация психических яв­лений требует в конечном итоге синтетического подхода, учи­тывающего целостную деятельность головного мозга. Это отно­сится ко всем случаям нейродинамической интерпретации лю­бых психических явлений, которые следует кратко структура психических явлений. Как уже отмечалось, можно выделить такие классы психи­ческих явлений: 1 поведенческие акты, структура психических явлений субъективные иде­альные явления, 3 бессознательные психические явления. Эти классы не являются альтернативными, так как всякий поведен­ческий акт в нормальных условиях включает субъективные со­знательные и бессознательные психические явления лишь в некоторых случаях, выходящих за рамки нормальных условий, как, например, в гипнотическом состоянии, поведенческий акт включает только бессознательные психические явления ; всякое же сознательное явление органически связано с бессознатель­ными психическими явлениями. Однако указанные классы вмес­те с тем и существенно отличаются друг от структура психических явлений с точки зрения своих мозговых нейродинамических эквивалентов и, сле­довательно, нейрофизиологическая интерпретация каждого из них представляет особую задачу. Несмотря на несколько искусственный характер приведен­ной классификации, она имеет смысл именно в плане разра­ботки психофизиологической проблемы. Кроме того, она в из­вестной мере соответствует тем реально существующим направ­лениям и тенденциям нейрофизиологических поисков, которые наблюдаются в последние годы. Но, пожалуй, главная цель приведенной классификации состоит в том, чтобы выделить и поставить в фокус нейрофизиологического исследования субъ­ективные феномены, поскольку они представляют наиболее трудное для структура психических явлений объяснения свойство мозговой деятель­ности. К настоящему времени достигнуты определенные успехи в нейрофизиологической интерпретации целостного поведенческо­го акта. В отличие от области поведенческих актов результаты ней­рофизиологической интерпретации субъективных сознатель­ных и бессознательных психических явлений крайне незначи­тельны. Подчеркнем еще раз, что, несмотря на взаимную обу­словленность сознательных и бессознательных психических явлений, они представлены различными видами нервной актив­ности. Нейродинамические системы, ответственные за субъективные феномены, обладают способностью непосредственного выявле­ния информации для личности. Это мозговые сигналы структура психических явлений комплексы особого типа; они оказываются до­ступными для произвольного оперирования ими и выступают для личности, структура психических явлений такого рода активность, в виде процесса преобразования информации в «чистом» виде. Это и есть структура психических явлений во внутреннем, идеальном плане, характерное для специфически человеческой формы саморегуляции и управле­ния. Отсюда вытекает и определенная самостоятельность зада­чи нейрофизиологической интерпретации субъективных феноме­нов т. Нейрофизиологический анализ, использующий все доступные ему теоретические и экспериментальные средства, обязан выя­вить особенности организации этого типа сигналов, помочь уяс­нить причины обращенности несомой ими информации к лично­сти, а затем способствовать и постепенной расшифровке нейро­динамического кода субъективных феноменов с их формальной и содержательной стороны. Остановимся несколько структура психических явлений на задаче нейрофизиоло­гической интерпретации субъективных явлений, так как она предполагает многообразную дифференцировку исследователь­ских целей. Нужно отметить, что субъективные явления как объект нейрофизиологической интерпретации могут браться либо интегрально, либо фрагментарно. В первом случае объек­том структура психических явлений выступает некоторый целостный континуум субъективных переживаний, т. Во втором случае — аналитически вычленяемые традиционной структура психических явлений разновидности субъективных явлений, например, от­дельные, если так можно выразиться, субъективные модально­сти эмоция, чувственный образ, мысль. Структура психических явлений, что ре­зультаты, полученные в обоих случаях, должны соотноситься друг с другом. Кроме того, можно говорить о двух структура психических явлений нейрофизио­логической интерпретации субъективных явлений, которые так­же следует соотносить между собой, а структура психических явлений о содержатель­ной и формальной или оперативной. Всякое субъективное яв­ление представляет собой переживание определенного содержа­ния, т. Чувственный образ восприятие растущей перед моим окном яблони отличается от образа моего письменного стола, следовательно, отличаются друг от друга и мозговые нейродинамические комплексы сигналынесущие для меня структура психических явлений разные образы. Каковы специфические свойства каждого из указанных двух сигналов, каковы закономерности соответствия данного конкретного образа с его нейродинамическим носите­лем? Другими словами, каков способ кодирования содержатель­ных различий на уровне мозговых сигналов информации, выяв­ляющейся для личности в непосредственном виде? Эти вопросы как раз и образуют плоскость содержательной интерпретации субъективных явлений. Однако всякое содержание оформлено, иначе оно неотличи­мо от иного содержания. Субъективное явление есть динами­ческое содержание, и оно отлито в соответствующую форму. Допустимо выделять различные уровни формальных градаций субъективных явлений. Можно говорить, например, о зритель­ном восприятии как форме существования множества содержа­тельно различных образов данного типа, или о восприятии во­обще и т. Формальная сторона субъективных явлений оказывается в то же время их оперативной характеристикой, т. Когда нейрофи­зиологическое исследование нацелено на выяснение нейродинамических коррелятов зрительного восприятия вообще всякого восприятия вообщенезависимо от конкретного содержания его, или на выяснение тех или иных способов преобразования субъективных явлений вообще, то такое исследование представ­ляет не содержательную, а формальную интерпретацию. В на­стоящее время нейрофизиологическая интерпретация носит в подавляющем большинстве случаев формальный характер. В заключение этого параграфа возвратимся еще раз к воп­росу о характере соотношения субъективных явлений с объек­тивными мозговыми нейродинамическими процессами, так как без наличия определенного соответствия между ними проблема нейродинамической интерпретации становится псевдопроблемой. Дело в том, что многие психологи, структура психических явлений об указанном соот­ношении, считают невозможным характеризовать его не только посредством понятия изоморфизма, но даже просто как взаимооднозначное соответствие. Приведем в качестве иллюстрации мнение Ительсона, высказанное им наиболее полно в научно-популярной статье: «Не существует,— пишет структура психических явлений однозначной связи между мозаи­кой нейронных возбуждений и образом, который человек пере­живает. Какой образ вызывается данной конфигурацией ней­ронных возбуждений и торможений, зависит от того, в какой ситуации она эта мозаика возникла, то есть, какое взаимо­действие человека с действительностью ее породило. Не мозг моделирует в себе внешний мир, а внешний мир моделирует себя в мозге» Согласно его точке зрения, «воздействие тех же объ­ектов вызывает структура психических явлений разных людей срабатывание разных нейрон­ных групп. И если бы именно состав и расположение возбуж­денных нейронов определяли переживаемый образ, то у всех людей были бы разные образы тех же предметов» там же. Создается странная ситуация: «состав и расположение воз­бужденных нейронов» т. Ссыл­ка на то, что не мозг моделирует в себе внешний мир, а внеш­ний мир моделирует себя в мозге, лишь по видимости разрешает этот парадокс. К тому же подобная ссылка методологически ошибочна, ибо заставляет мыслить мозг в качестве пассивного зеркального рефлектора, а действительность — в структура психических явлений раз на­всегда заданного набора физических «гештальтов». Ительсона, приводящих к сплош­ному «нейронному эквипотенциализму» ведь, по его мнению, совершенно безразлично, какие именно нейроны участвуют в ответственной за данный образ нейродинамической системе и каков характер их индивидуальной активностисвидетельству­ют многочисленные экспериментальные данные. Анохиным, «различные биологические модальности восходящих возбуждений оперируют синапсами структура психических явлений нейрохимической природы, что и составляет, вероят­но, инструмент первичного избирательного распространения воз­буждений по коре больших полушарий» Анохин, 1966 б, стр. Аналогичная избирательность и спецификация на ней­ронном структура психических явлений свойственна и сенсорным модальностям, и даже отдельным составляющим данной сенсорной модальности. Так, например, экспериментально доказано, что в коре головного мозга существуют нейроны, интегрирующие структура психических явлений различ­ных сенсорных модальностей Landgren1957а, 19576. В то же время обнаружены такие корковые нейроны зрительного анали­затора, которые реагируют только на прямую линию, опреде­ленным образом ориентированную на сетчатке, или только на выпуклый край объекта, введенного в поле зрения; существуют нейроны, которые отвечают импульсацией только на объект, дви­жущийся сверху вниз, в то время как другие нейроны реаги­руют только на предмет, движущийся в горизонтальном на­правлении, и т. Все эти и структура психических явлений им экспериментальные факты, указы­вающие на то, что синтетические процессы, характерные для возникновения чувственного образа, опираются на тонкую ней­ронную специализацию, с очевидностью исключают тот «эквипотенциализм», который предлагается Соответствие между образом и вызвавшим его внешним объ­ектом необходимо опосредовано соответствием между образом и специфической для него нейродинамической системой, выз­ванной действием этого структура психических явлений. Отсюда вовсе не следует, что два восприятия одного и того же объекта, совершающиеся в разные периоды одним и тем же человеком, совершенно тож­дественны по своим нейродинамическим системам. Но призна­ние определенных различий между ними структура психических явлений не влечет отри­цания взаимооднозначного соответствия между образом и его нейродинамический носителем. Для того чтобы показать это, необходимо структура психических явлений от весьма абстрактного уровня рассужде­ний, таящих в себе множество неопределенностей, к системати­ческому анализу вопроса, который мы попытаемся осуществить ниже. О нейрофизиологической интерпретации чувственного образа. Вопрос об изоморфизме между субъективными явлениями их нейродинамическими носителями Прежде чем приступить к систематическому анализу характера соответствия чувственного образа с его нейродинамическим но­сителем, необходимо обсудить один принципиальный вопрос, а именно: является ли теоретически допустимой локализация нейродинамического субстрата субъективного образа в преде­лах головного мозга т. Современные представления о кольцевой структуре рефлек­торного акта, подчеркивающие единство прямых и обратных связей между рецептором и центральными отделами анализато­ра в процессе восприятия, говорят как будто в пользу второй альтернативы. Даже во время представления предмета, как это показано рядом авторов см. Зинченко, 1958траекто­рия микродвижений глаза воспроизводит в основном контуры данного предмета. Существует множество других эксперимен­тальных материалов, указывающих на тесную связь зрительно­го образа с моторикой рецепторной системы, имеющей харак­тер направленных действий ниже мы будем рассматривать поставленный вопрос на примере зрительного восприятия как наиболее изученного. Структура психических явлений к тому же структура психических явлений естественное стремление описывать процесс зрительного восприятия в плос­кости управляющей деятельности индивида а это диктуется многими практическими задачамито станет понятнее, почему большинство физиологов и психологов предпочитают вторую альтернативу. Однако построенные на ее основе психологиче­ские концепции имеют немало уязвимых мест и сталкиваются с большими теоретическими трудностями, хотя в то же время это важно подчеркнуть удовлетворительно справляются с ря­дом актуальных практических задач. К числу такого рода концепций принадлежат многосторонне разработанные теоретические представления о восприятии как особой форме предметного действия Зинченко, 1960, 1967; Структура психических явлений. Ло­мов, 1961, 1966, и др. Эти структура психических явлений представления ока­зались весьма плодотворными в области инженерной психологии и для решения ряда прикладных задач. Заметим, что некото­рые представители этой концепции, проявляя теоретическую дальновидность, не противопоставляют жестко друг другу обе альтернативы, не исключают возможности нейрофизиологиче­ской интерпретации чувственного образа как центрального об­разования достаточно указать на развиваемую Леонтье­вым трактовку психических явлений в качестве «мозговых функциональных структура психических явлений. Другие же авторы со всей катего­ричностью объявляют несостоятельной точку зрения, выражае­мую первой альтернативой; к ним относится, например, В структура психических явлений работах Веккера 1963, 1964а, 19646предпринявшего интересную структура психических явлений теоретического анализа природы чувственного образа с использованием кибер­нетических и математических понятий, проводится основная мысль об эффекторной природе структура психических явлений. Веккер подчер­кивает, что «образ формируется не как центрально-нейродинамическое, а как эффекторное звено рефлекса» Веккер, 1964 б, структура психических явлений. Веккер, 1964 б, стр. Но эта точка зре­ния не может быть последовательно структура психических явлений и в особенно­сти при объяснении управляющей функции образа, который, по его мнению, «является носителем программы действия» там же, стр. Тезис об эффекторной природе образа вступает в противоречие с важным положением концепции автора о неза­висимости программы от конструкции исполнительных органов. Веккер одобрительно цитирует высказывание Бернштейна о структура психических явлений, что «ведущий геометрический образ пролагает себе путь через любые мышечные системы, через любые иннер­вации, при любых масштабах» Образ в его нейродинамической воплощении структура психических явлений осу­ществлять широкий диапазон управляющих функций, включать запускать самые различные наборы эффекторов только в том случае, если он является центральным образованием, ибо доступ к любым эффекторам может иметь лишь некоторая привилеги­рованная мозговая структура психических явлений система. К тому же сле­дует учесть еще два обстоятельства: во-первых, понятие образа относится не только к восприятию, но и к представлению, ста­вящему сразу же проблему хранения и воспроизведения зри­тельной информации; во-вторых, человеческие образы, в том числе зрительные восприятия и представления, органически свя­заны с речевой сферой, выполняют управляющую функцию и вообще имеют смысл для индивида лишь в связи со значения­ми и целями к сожалению, Веккер обходит вопросы, относящиеся к специфике человеческого восприятия, значитель­но ослабляя тем самым анализ, на что справедливо указывает Если принять во внимание эти обстоятель­ства, то вынос формирования образа на эффекторную перифе­рию становится неправдоподобным. Интересно проследить за работами, развивающими структура психических явлений о восприятии как действии Машкова, 1966а, структура психических явлений б. Мы отметим только некоторые весьма показа­тельные теоретические трудности этого направления психологи­ческих исследований, возникшие в результате экспериментов с использованием метода стабилизации изображения относитель­но сетчатки. «Этот метод,— пишет Зинченко,— позволил исследо­вать особенности восприятия в известной мере пассивной зри­тельной системы. Начиная эксперименты, мы надеялись, что сколько-нибудь трудные задачи ознакомления, узнавания и по­иска в условиях стабилизации испытуемые решить не смогут. Эти надежды не оправдались» «Испытуемые,— продолжает он,— довольно легко решали все предлагаемые им задачи структура психических явлений, поис­ка и узнавания. Казалось бы, концепция, рассматривающая вос­приятие как действие, получила вместо решающего аргумента важный контр-аргумент. Но один факт не позволяет его при­нять. Все испытуемые отмечают, что у них создается отчетли­вое впечатление того, что их глаз или внимание движется по объекту. Этому субъективному впечатлению соответствуют явно выраженные и регистрируемые во время опытов со стабилиза­цией движения глаз. Когда же испытуемым давалась инструк­ция, запрещающая движения глаз во время опыта, то они не структура психических явлений решать сложные поисковые задачи и задачи ознакомле­ния» там же, стр. Зинченко строит объяс­нительную модель процесса восприятия с учетом обнаруженного феномена, но предполагающую обязательное участие движения глаза специально подчеркивая возникающие при этом теорети­ческие трудности. Однако для структура психических явлений чтобы указанный контраргумент мог быть по-настоящему отброшен или принятнужно было бы создать экспериментальные условия, которые бы совершенно исключали движения глаз. Такого рода эксперименты описаны в литературе. Мы имеем в виду исследования, проведенные Сербанеско с соавторами Vernea1964которые, к сожалению, не обсуждаются Зинченко, хотя их результаты были опубликованы еще в 1964 г. Суть их заключается в следующем: испытуемому здоровому человеку вводилась большая доза кураре, чем вызывалась полная не­подвижность глазных мышц; несмотря на это, испытуемый сво­бодно опознавал предметы, как движущиеся, так и стационар­ные, хорошо читал предъявлявшийся ему текст и структура психических явлений. Авторы приходят к выводу, что у здоровых лиц зрительное восприятие в полном объеме возможно и в условиях непод­вижности глазных мышц. Отмечается, что структура психических явлений чувст­вовал во время опыта особую «легкость мысли» и повышенную фиксационную способность; будучи по специальности невропа­тологом, он объясняет эти субъективные состояния выключе­нием потоков проприоцептивных импульсов в результате кураризации. Эти экспериментальные данные, очевидно, имеют существен­ное значение для концепции, рассматривающей восприятие как действие; они не опровергают тезис об активном характере вос­приятия, но вместе с тем показывают, что активность не долж­на отождествляться с двигательной активностью системы глаза, что активность здесь связана прежде всего со структура психических явлений цент­ральных нейродинамических процессов. Но эти данные опреде­ленно говорят против утверждений об эффекторной природе структура психических явлений, подчеркивают именно центрально-нейродинамическую организацию структура психических явлений. Накоплен большой материал, свидетельствующий структура психических явлений важной роли движений глаз в процессе зрения см. Но это не противоречит представлению о центрально-нейродинамической организации образа, структура психических явлений движения глаз ор­ганизуются из центра см. Современные исследования как в психологии и физиологии, так и в смежных с ними дисциплинах все более настоятельно обращают теоретическую мысль именно к центрально-нейродинамической организации восприятия. В психологии особенную роль в этом отношении играют исследования по проблеме уста­новки, проведенные в последнее время см. В физиологии к этому выводу приводят глубокие обобщения, сделанные Бернштейном, а также работы многих других авторов. Можно сослаться на ряд обобщающих нейрофизиологических исследований, в которых специально акцентируется центральная природа чувственного образа структура психических явлений противоположность весьма распространенным периферическим концепциям разумеется, никто никогда не отрицал ни роли периферии, ни роли центра в формировании образа; речь идет о том, какой способ теорети­ческого конструирования является наиболее адекватным для объяснения и структура психических явлений овладения перцептивными функ­циями. Брунер Bruner1957анализируя об­ширные структура психических явлений данные, приходит к выводу структура психических явлений ве­дущей роли центральных процессов интеграции в формировании зрительного образа. Заметим, что в этом отношении чрезвы­чайно важную роль играют успехи тонких нейроморфологических исследований мозговых структур, связанных со зрительной функцией Школьник-Яррос, 1965, и др. Укажем также на уже упоминавшуюся работу Глезера 1965выводы которого представляют для нашего краткого обсуждения перво­степенный интерес. Подчеркивая, структура психических явлений зрительное восприятие включает опозна­ние объекта, Глезер указывает на то, что при разных проекциях одного и того же объекта в сетчатке и поле 17 зрительной коры возникают разные узоры возбуждения. «Следо­вательно,— заключает он,— в более высоких отделах мозга дол­жна существовать общая нейронная структура, откликающаяся единообразно на объект независимо от его искажений в зритель­ном пространстве» Гле­зер отвергает предположение о том, что эта структура представ­лена двигательными центрами, поскольку зрительное восприятие может вызывать самые разные реакции, а отсюда, по его мне­нию, «предположение об относительно «самостоятельном» существовании афферентного в том числе и зрительного образа весьма правдоподобно» там же, стр. Наконец, на центрально-нейродинамическую природу образа указывают многочисленные и разнообразные клинические дан­ные см. Интересно отметить, что даже такое наруше­ние восприятия, как ахроматопсия, может быть исключительно центрального происхождения; оно наблюдается при очаговых поражениях коры головного мозга задней локализации Приведенные данные структура психических явлений основанные на них теоретические соображения делают возможным рассмотрение структура психических явлений носителя образа в качестве мозговой функциональной си­стемы, обладающей определенным набором входов и выходов. Такой подход позволяет сконцентрировать внимание па пробле­ме нейродинамического кода чувственного образа, выделить различные уровни его формирования и создать более благо­приятные условия для объяснения его управляющей функции ибо для того, чтобы эта функция могла реализовываться, не­обходимо допустить определенную автономию нейродинамиче­ского носителя образа; непрерывная связь его с эффекторами была бы слишком обременительной, она препятствовала бы его участию структура психических явлений процессах внутреннего моделирования, которые долж­ны обладать высокой степенью самостоятельности по отноше­нию к двигательным, исполнительным системам для того, чтобы решать столь существенные для организма задачи предвиде­ния, планирования предстоящего, включая поиск оптимального варианта действий. Приступим теперь к систематическому анализу вопроса о харак­тере соотношения соответствия чувственного образа с его ней­родинамический носителем. В качестве исходного пункта анализа примем ряд эмпири­ческих данных, обобщение которых позволит затем перейти к некоторым однозначно определимым абстрактным высказыва­ниям. Допустим, что данный индивид располагается перед обшир­ным черным экраном, в центре которого помещен белый квад­рат площадью в 100 см 2 рассеченный двумя темными линиями на три неравных прямоугольника; это добавление необходимо для создания большего разнообразия воспринимаемого объек­та. Причем, в поле зрения индивида находится структура психических явлений экран с квадратом и, следовательно, содержание его восприятия исчер­пывается этими объектами примем для этого и всех других случаев освещенность квадрата постоянной. Тем самым мы соз­дали ситуацию, допускающую сравнительно точное описание. Указанный квадрат обозначим его через O 1 вызывает у даннного индивида обозначим его через И 1 определенный комп­лекс изменений в его нервной системе и соответственное вос­приятие т. Попытаемся определить это восприятие в качестве некото­рого единичного явления. Теоретически допустимо считать, что при ином расположении индивида И 1 относительно объекта O 1 восприятие последнего может структура психических явлений какой-то мере измениться. Поэтому необходимо точно учесть все существенные обстоятель­ства, структура психических явлений пространственные характеристики связи зрительного рецептора с предметом восприятия. Чтобы добить­ся наибольшей определенности указанных пространственных ха­рактеристик, структура психических явлений сделать период взаимодействия И 1 и O 1 структура психических явлений можно меньшим. Очевидно, что этот минимальный период взаимодействия обозначим его t 'позволяющий описать с до­статочной точностью соответствующие пространственные харак­теристики, есть вместе с тем наименьшее время, за которое у И 1 способно возникнуть восприятие О1. Такое минимальное по длительности восприятие, переживаемое И 1 в результате воз­действия Структура психических явлений 1 назовем квантом восприятия или, лучше, восприя­тием-квантом обозначим его структура психических явлений 1. Понятие о восприятии-кванте может рассматриваться как результат идеализации; в нашем же случае, кроме того, оно может быть определено эмпирически, с помощью тахистоскопических исследований. Для описания a 1 в качестве единичного явления сделаем еще одно ограничение. Если Структура психических явлений 1 испытывает воздействие O 1 при одном и том же пространственном взаиморасположении и на протяжении того же самого отрезка времени, но в разные периоды своей жизни, то не исключено, структура психических явлений возникающие при этом восприятия будут чем-то отличаться друг от друга. Такое ог­раничение диктуется активным характером рецепции: изменяю­щаяся установка индивида при одной и той же обстановке обусловливает изменение содержания восприятия. Кроме того, необходимо подчеркнуть, структура психических явлений время существова­ния восприятия-кванта a 1 будет отлично от t ', поскольку пос­леднее включает в себя период действия электромагнитных ко­лебаний на сетчатку и биохимических сдвигов в рецепторных элементах, генерации импульсов на выходе сетчатки их движе­ния в мозг, а также становление некоторой мозговой нейродина­мической системы, т. Постольку следует отличать время существования вос­приятия-кванта, он обозначим его структура психических явлений 1 от t '. При этом необходимо учесть еще одно крайне существен­ное обстоятельство: даже при минимально кратких предъявле­ниях объекта зрительный образ в силу действия оперативной памяти структура психических явлений удерживается еще в течение около 250 мсек после прекращения экспонирования объекта восприя­тия; для стирания этого последовательного образа применяется так называемое дежурное стирающее изображение Попытаемся теперь обособить то нейродинамическое структура психических явлений, вызываемое действием О 1, которое должно быть непосредственно сопоставлено в ходе анализа с а1. Опираясь на указанные выше временные характеристики, допустимо выделить два комплекса нейрофизиологических изменений, вызванных действием О 1. Пер­вый из них осуществляется в период t ' обозначим его х'вто­рой— в период t 1 обозначим его х1. То обстоятельство, что вто­рой нейродинамический комплекс х 1 целиком входит в первый х'не должно служить препятствием для его теоретического обособления; х1, осуществляется в тот же период, что и а1, и об­ладает специфическими топологическими свойствами по сравне­нию с х'. Более подробно вопрос о правомерности вычленения структура психических явлений 1 мы обсудим ниже. Сейчас следует только оговорить, что x1 —это та­кой комплекс нейрофизиологических изменений, вызванных дей­ствием O 1 и протекающих в период t 1, без которого нет a 1 не­трудно допустить, что в период t 1 возникают структура психических явлений нейрофизио­логические изменения, вызванные действием О 1, которые не при­надлежат к х 1 и без структура психических явлений есть а1. Так как нас интересует соотношение а 1 и х1 рассмотрим вначале каждый из этих элементов в отдельности. Наиболее общая характеристика а 1 заключается в том, что это психическое явление, субъективный образ О1, отображение O 1 в идеальной форме. С помощью категории идеального мы выра­жаем в данном случае специфику формы существования и про­явления образа именно в его обращенности к субъекту, лич­ности. Иными словами, а 1 есть информация, полученная И1 от О1. Как уже отмечалось, субъективные явления, в том числе и чувственный образ, представляют информацию в «чистом виде», в ее кажущейся отрешенности от своего носителя; это, по-види­мому, единственный случай в природе, когда информация суще­ствует в чистом виде, но она существует в чистом виде лишь субъективно. Нам кажется, что дальнейшая разработка пробле­мы психического образа потребует отчетливого осознания его информационной природы. Необходимо осуществить такой сдвиг структура психических явлений теоретического исследования, чтобы поместить в его фокус именно отношение информационного содержания к своему нейродинамическому носителю; в рассматриваемом на­ми частном случае это структура психических явлений отношение а 1 к х1. Попытаемся хотя бы в самом абстрактном виде охарактери­зовать явление х 1 Экспериментально-практическое овладение явлениями такого рода структура психических явлений высоко актуальную задачу ближайшего будущего науки. Современный уровень научного знания позволяет сформулировать лишь некоторые абстрактные высказывания относительно х 1 и ему подобных явленийко­торые могут, однако, послужить базисом для целой серии гипо­тетических утверждений, способных, в свою очередь, стимулиро­вать оригинальные экспериментальные поиски. Как уже говорилось выше, х 1 есть нейродинамическое явле­ние, протекающее в период t 1; х1 есть динамическая система, представленная определенным множеством нейронов, одновре­менная и последовательная активность которых поддерживается непосредственным взаимодействием И1 с О1. Не исключено, что х 1 включает не только нервные клетки, но и другие например, нейроглиальные элементы; этот вопрос, правда, пока остается открытым, хотя в его пользу и говорят некоторые эксперимен­тальные данные и теоретические соображения, систематизиро­ванные недавно Во всяком случае в нейродинамических системах типа х 1 нейроны в их взаимосвязях должны играть главную роль в процессах хранения, преобразо­вания и воспроизведения информации. На современном уровне научного знания допустимо представлять себе подобные систе­мы в качестве нейронной организации, отвлекаясь при описании последней от субклеточного и молекулярного уровней, беря их в «снятом» виде. Рассмотрим общие пространственные характеристики х 1. Прежде всего, должно быть отмечено, что нейродинамическая система х 1 локализована в пределах структура психических явлений мозга; ее элемен­ты присутствуют как в коре, так и в подкорковых образованиях. Накоплено поистине огромное количество данных, не оставля­ющих сомнения в том, что любая нейродинамическая система, ответственная за психические явления, обладает сложной вер­тикальной организацией. В этом вопросе мы полностью разде­ляем обобщения и выводы Латаша 1964сделанные ими в результате глубокого анализа совре­менного состояния проблемы локализации мозговых функций. Важные материалы на этот счет представлены в последнее вре­мя Бехтеревой 1966 и ее сотрудниками см. Трохачев, 1966 и др. Зрительная реакция, взятая в целом, включает кольцевые зависимости не только в масштабах всего анализатора, но и структура психических явлений многочисленных интрацеребральных контурах. Сюда относятся кортико-ретикулярные, кортико-таламические и другие корково-подкорковые циклические взаимодействия; наконец, мыслимы чисто интракортикальные кольца, о чем свидетельствуют уже данные нейроморфологии структура психических явлений некоторых видах межнейронных от­ношений в коре Структура психических явлений, 1964, 1965; Школьник-Яррос, 1965, и др. Часть этих интрацеребральных кольцевых зависимостей входит в систему х 1определяя особенности ее структуры, другая часть представляет связи х1 с иными нейро­динамическими системами, наличествующими в данный момент в головном мозгу или только начинающими формироваться или инактивироваться. Автономия х 1 конечно, относительна. Зрительная реакция необходимо опосредована в онтогенезе тактильными, двигатель­ными, речевыми и другими актами. Постольку х 1 если так мож­но выразиться, детонирует сложный комплекс изменений в не­которых мозговых системах, ответственных за психические яв­ления других модальностей, в целом ряде эфферентных русел вегетативной сферы, в двигательном и речевом анализаторах. Таким образом, х1 обладает множеством входов структура психических явлений выходов, сре­ди которых входы и выходы, относящиеся к каналам структура психических явлений с зрительным рецептором, составляют лишь незначительную часть, хотя, по-видимому, и наиболее мощную в энергетическом отно­шении. Эта роль х 1высту­пающей в качестве катализатора и корректора складывающейся и реализующейся модели предстоящего действия, обусловлена тем, что х1 является носителем информации об О 1, сигналом информации. Указанные взаимосвязи элемен­тов образуют структура психических явлений своем единстве особый вид организованного пространства, которое скорее всего не может быть адекватно описано при помощи существующих геометрических и тополо­гических понятий. Заметим, что теоретически допустимо представить себе не­которую отличную от структура психических явлений 1 нейродинамическую систему, которая состоит из тех же самых элементов, что и х1 но структура психических явлений от последней характером взаимосвязей между элементами, т. Предметом нашего анализа является соотношение a 1 и х 1. Цель рассмотрения этого взаимоотношения состоит в том, чтобы продвинуться, насколько это возможно, в понимании ией­родинамических систем типа х 1. Нет нужды доказывать, что если бы мы смогли удовлетворительным образом выделить по­добную систему экспериментально, то это открыло бы широчай­шие перспективы познания психических явлений и управления ими. Не исключено, что это позволило бы, в частности, транс­формировать субъективный образ в семантически тождествен­ный ему объективный образ, например,— в телеизображение и т. Попробуем сформулировать ряд высказываний, описыва­ющих взаимоотношение а 1 и х1. Явления а 1 и х1 суть одновременные. Это уже отмечалось выше, когда структура психических явлений об одновременности информац ии и ее нейродинамического носителя. В данном случае а 1 есть инфор­мация об O структура психических явлений, х1 есть изменение, вызванное в головном мозгу И1 и несущее информацию, т. В пользу указанного структура психических явлений может быть приведено также следующее соображение философского структура психических явлений а 1 есть явле­ние идеальное, которое не может существовать само по себе. Признание структура психических явлений a 1 и х 1 означает по существу субстанциализацию идеального, поскольку в таком случае оно долж­но мыслиться как нечто обособленное от x 1способное существо­вать до или после x 1. Подобная идеалистическая или структура психических явлений интерпретация идеального не имеет ничего общего с принципами естествознания. В действительности оно существует только как субъективное проявление х 1, что исключает их раз­новременность. Постольку оно и x 1 не находятся в причинно-след­ственном отношении друг к другу, хотя, само собой разумеется, что каждое из структура психических явлений в отдельности или их единство допустимо рассматривать в качестве следствия внешнего воздействия, т. Одновременность a 1 и x 1 означает, что если есть a 1, структура психических явлений есть и x 1 и, наоборот; если нет a 1, то нет структура психических явлений х 1, и наоборот. В пользу взаимооднозначного со­ответствия а1 и х1 свидетельствует также ряд соображений Пусть a 2 есть восприятие-квант, отличное от а1 и принадлежа­щее тому структура психических явлений субъекту И1 Возможно ли, чтобы а2 было субъек­тивным проявлением х1? На этот вопрос следует ответить отри­цательно, так как х 1 есть неповторимое явление подобно а1. Но допустим, что оно все-таки повторилось в истории И 1. Тогда мы должны предположить, что в один момент структура психических явлений данного инди­вида x 1 проявляется субъективно в виде а 1, а в другой момент — в виде а2. Но это ведет к тому, что совершенно исчезает объек­тивное основание различия структура психических явлений 1 и а 2; тогда это различие придется объяснить только независимостью содержания психического об­раза от одновременного с ним комплекса нейрофизиологических изменений, субъективным структура психических явлений которого выступает дан­ный образ. Но это заставляет с логической неизбежностью при­знать и независимость образа от формируемого сетчаткой сигна­ла информации и даже более того — независимость субъективно­го образа от вызвавшего его внешнего объекта т. На первый взгляд может показаться, что этот вывод находит­ся в противоречии с другим весьма убедительным положением об инвариантности информации по отношению к форме сигнала ведь одна и та же информация способна быть передана посред­ством структура психических явлений сигналов. Однако противоречие здесь лишь кажущееся, так как последний вывод касается общих прин­ципов передачи информации, не затрагивает особенностей проте­кания информационных процессов в данной конкретной системе, например, нервной системе. Трудно допустить, чтобы человече­ский мозг вообще, а тем более мозг И 1 располагал бесчисленным числом способов кодирования одной и той же информации. Каждая конк­ретная самоорганизующаяся система обладает специфическими для нее способами кодирования информации. Те несущественные или даже трудно уловимые различия меж­ду a 1 и а 2, которыми мы структура психических явлений совершенно пренебрегаем, в рас­сматриваемом отношении приобретают принципиальное значе­ние, так как a 2 есть субъективное проявление не x 1, а некоторой иной нейродинамической системы х2 которая может быть очень близка к x 1но не является абсолютно тождественной с ней. Из того, что x 1 не может субъективно проявляться по-разно­му, еще вовсе не следует отрицание статистической природы этой нейродинамической системы. Современный уровень научного знания, скорее всего, обязывает нас признать вероятностный принцип организации таких систем, как x 1. Но это означает только, что мы обязаны признать вероятностный принцип организации содержа­ния субъективного образа. Константность восприятия есть структура психических явлений сохранения инвариантности содержания различных чувственных образов одного и того же объекта, достаточный для опознания этого объекта в разных пространственно-временных ситуациях. Понятие константности восприятия имеет смысл лишь в оп­ределенных пределах, и оно вовсе не означает абсолютного тож­дества содержания восприятий одного и того же объекта. По­стольку оно не противоречит тезису о вероятностной организации содержания образа, которая ясно проявляется в тех случаях, когда объект восприятия достаточно сложен, обладает много­численными свойствами и деталями. Разновременные восприятия такого объекта даже в строго заданной обстановке обязательно будут различаться какими-то, пусть несущественными, нюансами. Что касается иейродинами­ческих структура психических явлений, подобных x 1, то они носят статистический харак­тер в том смысле, что мы не можем заранее предсказать, какое точно количество нейронов, каких именно и каким способом бу­дет вовлечено в процесс и какова будет во всех деталях структу­ра данной нейродинамической системы. Это зависит от колос­сального числа внутренних и внешних, условий, которые принци­пиально не могут структура психических явлений заранее учтены. В следующий момент времени t 2когда возникает а 2, мы будем иметь уже другую нейродинамическую систему х2, чрезвычайно близкую к x 1 в каких-то существенных отношениях. В разные моменты истории И 1 информация об одном и том же внешнем объекте будет кодироваться воплощаться разны­ми, хотя скорее всего и весьма структура психических явлений нейродинамическими системами. Но в строгом смысле структура психических явлений будут уже не тождествен­ные чувственные образы, ибо они приобретут для субъекта видо­изменившийся смысл и прагматическую ценность, акцентируя разные содержательные детали. Разумеется, все эти структура психических явлений бу­дут инвариантны во многих отношениях, но то же самое справед­ливо утверждать и относительно множества взаимооднозначно со­ответствующих им иейродинамических систем к этому вопросу мы еще вернемся ниже; сейчас для нас было важно подчеркнуть, что определенность х 1 ни в коей мере не противоречит вероятно­стному принципу организации подобных систем. Таким образом, х структура психических явлений можно назвать нейродинамический экви­валентом а1. Переход х 1 в х2 означает в то же время переход a 1 в а2и наоборот. Соответственно, а 2 взаимооднозначно с х2, а3 — с х3 и т. Обобщая приведенные рассуждения, нетрудно прийти к выводу, что всякое субъективное явление имеет свой нейродинамический эквивалент. После обоснования взаимооднозначного соответствия а 1 и х1 структура психических явлений бы логично поставить вопрос об их изоморфизме. Ут­верждение об изоморфизме а 1 и х1 вводимое чисто интуитивно, не должно, по-видимому, вызывать возражений. Однако задача состоит в доказательстве этого утверждения, что требует спе­циального рассмотрения а 1 и x 1 как систем, представляющих не­которые множества элементов, отношения которых удовлетворя­ют строгому определению изоморфизма. Решение структура психических явлений за­дачи предполагает переход в новую плоскость анализа и связано с большими трудностями. Чувственный образ и тем более а 1 как восприятие-квант оказывается довольно сложным представить в виде структура психических явлений множества элементов, образующих структура психических явлений. Интересные, хотя и не безупречные попытки структура психических явлений этом плане свя­заны с работами по моделированию опознания объекта, среди которых, например, привлекает внимание гипотеза о компактно­сти образов, опирающаяся на понятие компактного множества точек Структура психических явлений, даже преодолев эту трудность, мы столкнемся с целым рядом других, поскольку поэлементное представление образа в нейродинамиче­ской системе, соотнесение элементов восприятия-кванта с эле­ментами нейродинамической системы типа х 1 предполагает более высокий уровень психологических и нейрофизиологических знаний. Можно было бы привести один косвенный довод в пользу изоморфизма а 1 и х1, если допустить, что структура психических явлений изоморфизм между изображением O 1 на сетчатке и а1, с одной стороны, и х1, — с другой тогда бы следовало, что а1 и х1 также изоморф­ны. По-видимому, в анализируемом нами простейшем случае отношение между а 1 и O 1 т. Однако в общем виде такое описание весьма сомнительно, так как оно игнорирует активность перцеп­тивного акта и постулирует в качестве объекта так называемые физические структура психических явлений, т. Поэтому мы не разделяем мнения тех авторов Поля­ков, 1965, и другиекоторые считают возможным говорить структура психических явлений изоморфизме между объектом или его воздействием и вызы­ваемым им комплексом нейрофизиологических изменений в го­ловном мозгу. Как подчеркивалось параграфе15, понятие структура психических явлений недостаточно для описания характера соответствия между сиг­налом информации и структура психических явлений источником; но структура психических явлений понятие, безусловно, адекватно описывает преобразование сигнала и отношение меж­ду информацией и ее носителем. Оставляя в стороне трудности, связанные с оправданием изоморфизма а 1 и х1 предполагающего «сохранение свойств и структура психических явлениймы ограничиваемся лишь тезисом об их взаимо­однозначном соответствии. Этого будет достаточно, чтобы про­должить анализ, приняв а 1 и х1 в качестве исходных элементов. Попытаемся теперь рассмотреть соотношение структура психических явлений вос­приятия не являющегося восприятием-квантом с его нейроди­намический эквивалентом. Структура психических явлений восприятие, длящееся в течение некоторого периода tможет структура психических явлений представлено в виде упорядоченного множества восприятий-квантов. Таким образом, восприятие а объектом которого является О1, принадлежащее И1 и длящееся в течение t есть упорядоченное множество или ограниченная последов а- тельность a 1, a 2, а3. Тогда у нас есть все основания счи­тать, что a и х изоморфны. Как известно, два множества находятся в отношении изоморфизма, если их элементы взаимо­однозначно соответствуют друг другу и если существует взаимо­однозначное соответствие операций, проводимых над этими эле­ментами каждого множества. « a 2 сле­дует за a 1» взаимооднозначно соответствует «х 2 следует за x 1 » и т. То же самое справедливо и для других случаев. Всякое субъ­ективное явление, переживаемое И 1 в тот или иной момент своей жизни, допустимо рассматривать как изоморфное своему нейродинамическому эквиваленту. Так, можно обособить множество всех имевших место в жизни И 1 разновременных зрительных восприятий О1 т. An } как изоморфное множеству их иейро­динамических эквивалентов, т. Xn } и даже, наконец, множество всех субъективных явлений, имевших место в течение жизни И 1 обозначим структура психических явлений множество через Р как изо­морфное множеству их нейродинамических эквивалентов обо­значим его Необходимо подчеркнуть, что мысль о психо-нейродинамическом изоморфизме развивалась в общем виде представителями гештальт-психологии Koffka1935; Kohler1938; Held1949, и др. В уже упоминавшей­ся нами весьма содержательной книге Тюхтина «О природе образа» на этот счет имеется одно высказывание, которое, к со­жалению, не развивается автором. Приведем его полностью: «Нет такого психического акта или явления, содержание которого не было бы представлено, зашифровано структура психических явлений иейродинамических отно­шениях структура психических явлений головного мозга. Иными словами, между психиче­скими субъективно переживаемыми явлениями и физиологически­ми корковыми процессами существует отношение изоморфизма» Приведенное положение вызвало резко отрицательную оцен­ку со стороны Фроловой, аргументация которой исчерпы­вается следующим: «Изоморфизм применительно к отношению психического и физиологического означал бы, что каждая психи­ческая функция, даже самая сложная, осуществляется строго определенным нейрофизиологическим процессом» Но такого жесткого соответствия, продолжает Фролова, нет даже в случаях самых структура психических явлений психических функций, не говоря уже о сложных; и далее она ссылается на высказывание Лурия 1963 о том, что «на разных этапах развития и в разных общественно-исторических условиях одни и тс же «функции» могут осуществляться с помощью различных механизмов и опираться на различные функциональные, системы зон мозговой коры». Нетрудно показать, что довод Фроловой не достигает структура психических явлений, как и ссылка на Лурия, глубокие исследования кото­рого в действительности не противоречат тезису об изоморфизме. Дело в том, что Фролова употребляет термины «функция» и «нейрофизиологический процесс» в весьма неопределенном смысле, не анализирует их значений. В результате создается ви­димость, что об изоморфизме не может быть и речи, так как одна и та же функция осуществляется разными способами. Однако термин «функция» относится к множеству психиче­ских явлений, определенных по какому-либо признаку и прису­щих множеству индивидов. Так присущая данному субьекту, ска­жем, H 1, психическая функция например, «восприятие Луны», «зрительная функция», «чувство восторга» и т. Функция же во­обще, т. Лурияесть не что иное, как инвариант множества инва­риантов множества структура психических явлений психических явлений, присущих к тому же различным индивидам. Поэтому, рассуждая об изо­морфизме, мы должны соблюдать структура психических явлений логические тре­бования и соотносить не функцию вообще с нейродинамическими изменениями, протекающими структура психических явлений головном мозгу данного индивида в данный период времени, т. Чтобы сформулировать это несколько точнее структура психических явлений вместе с тем показать, что положение об изоморфизме субъективных явлений их иейродинамических эквивалентов не вступает в противоре­чие с фактическим материалом нейропсихологии, нейрофизиоло­гии и других дисциплин, продолжим наш анализ. Поставим вопрос структура психических явлений соотношении индивидуального и обще­го у всех элементов каждого из рассмотренных выше множеств. Элементы a 1, а 2, а3. Обозначим тождественное общее в a 1, а,2 а3 . При этом а есть инвариант инвариант содержания всех эле­ментов множества а; а есть такое содержание данного восприя­тия, которое присуще всем восприятиям-квантам, входя­щим в множество а, это как бы ядро статистического раз­броса, каждое отдельное значение которого представлено одним элементом множества a. То же самое касается и х ; это такая структурно-динамическая характеристика, которая присуща всем элементам множества xт. Соответствующую операцию проделаем с множествами ХZV и получим Х, ZV. Заметим, что каждый из выделенных инвариантов, будучи экстрактом общего из массы единичных явлений, представляет собой, по существу, описание определенной формы бытия субъективных и нейродинамических явлений; он есть структура психических явлений с тем детерминант данного множества, благодаря которому можно показать, что некоторое явление принадлежит или не принадлежит к данному множеству. Если считать, что инвариант выражает тождественное толь­ко для всех структура психических явлений данного множества, то отсюда любые два множества, обладающие одним и тем же инвариантом, являются тождественными и тогда из взаимооднозначного соответствия множеств а и х естественно следует взаимооднозначное соот­ветствие а и x. Если бы удалось более структура психических явлений менее удовлетво­рительно представить а в виде некоторого усредненного образа, структура психических явлений содержание которого настолько беднее по сравнению с a 1 или с любым другим элементом aнасколько он отличает­ся от а 2 или от а3 и т. Но в крайнем случае для наших целей достаточно при­знания взаимооднозначного соответствия a и х. Выше рассматривались инварианты множеств психических явлений, присущих только данному индивиду И 1. Структура психических явлений этого типа назовем личностными инвариантами. В отличие от них введем понятие межличностного инварианта. В структура психических явлений примера последнего возьмем инвариант зрительных восприятий объекта О 1 в одной и той же обстановке различными индиви­дами всеми или некоторыми. Если инвариантом таких вос­приятий для И 1 будет а, для И2 будет а', для И3— а" и т. Соответственно можно определить межличностные инвариан­ты для субъективных явлений других категорий модальностей и для структура психических явлений множества субъективных явлений структура психических явлений обозна­чим межличностные инварианты, соответствующие приведенным выше личностным инвариантам, аналогичным способом: AМР. При этом а есть понятие «всякое зрительное вос­приятие O 1» всеми или некоторыми индивидами, если нам нуж­но в каких-то целях ограничить все структура психических явлений индивидов ; М есть понятие «всякое зрительное восприятие» любых объектов и, наконец, Р есть понятие «всякое субъективное явление». Приведенным межличностным структура психических явлений субъективных явлений взаимооднозначно соответствуют на основе вышеиз­ложенного межличностные инварианты нейродинамических яв­лений, т. При­чем х есть описание всякого нейродинамического явления, эк­вивалентного всякому восприятию предмета O 1 в данной обстановке; Х есть описание всякого нейродинамического яв­ления, эквивалентного всякому зрительному структура психических явлений О1; Z есть описание нейродинамического явления, эквивалентно­го всякому зрительному восприятию; V есть описание нейро­физиологических изменений, эквивалентных всякому субъектив­ному явлению. Последний инвариант выражает качественные особенности той нервной активности, которая структура психических явлений проявляет­ся субъективно. Понятие нейродинамического эквивалента субъективного яв­ления равнозначно понятию его нейродинамического кода. По­добно тому, как x 1 есть нейродинамический код a 1, х есть нейродинамический код а, a х структура психических явлений нейродинамический код а и т. При этом предметная содержательность присуща только двум первым парам инвариантов: x и Х являются кодами предметного изо бражения. Что касается Z и Vто они могут рассматривать­ся как коды субъективных операций психических операцийпоскольку М выражает одну из определенных форм существо­вания субъективных явлений, а Р есть способ существования всякого субъективного явления, т. Пока еще между предметно-содержательным и структура психических явлений описанием субъективных явлений существует значительный разрыв. Быть может, предлагаемый подход будет в какой-то ме­ре способствовать сокращению этого разрыва, ибо он допускает широкий выбор единиц анализа субъективных явлений. Важно только, чтобы принятые единицы элементы анализа были хо­рошо определены и тогда сравнительно легко определить соот­ветствующий им набор взаимосвязанных инвариантов, который составит общую основу как для предметно-содержательного, так и структура психических явлений оперативного описания субъективных явлений в плане расшифровки их нейродинамического кода. Вероятнее всего расшифровка нейродинамического кода субъективных явлений на уровне межличностных инвариантов будет идти в направлении от V к xт. Во всяком случае, расшифровка нейродинамического кода общих форм субъективных явлений представляет собой менее сложную задачу, чем расшифровка нейродинамического кода субъективных явлений с их содержательной стороны. Важно отметить, что уже сейчас можно говорить о ряде наи­более общих форм, относящихся к оперативному описанию субъ­ективных явлений их нейродинамических структура психических явлений, рас­крытых совместными усилиями логики, психологии, нейрофизио­логии и кибернетики. Вслед за расшифровкой нейродинамического кода межлич­ностных инвариантов субъективных явлений наступит очередь расшифровки нейродинамического кода личностных инвариан­тов субъективных явлений. Излишний скептицизм некоторых теоретиков насчет принципиальной структура психических явлений разрешения этой задачи не заслуживает поддержки. Ссылка же на «индиви­дуально неповторимый нейродинамический код» структура психических явлений. Мы сталкиваемся здесь не с исключительной, а с весьма типичной трудностью всякого научного познания, ибо любое единичное явление всегда в определенном отношении неповто­римо. Однако в мире нет ни абсолютно единичного, ни абсолют­но общего, т. То, что именуется «неповторимым нейродинамнческим кодом», на самом деле составляет, в принципе, обычный объект научного исследования, который берется в качестве инварианта множества единичных явлений. Кроме то­го, можно указать на многие аналогичные ситуации, в которых расшифровка «неповторимого индивидуального кода» осущест­вляется вполне удовлетворительно например, в процессе обще­ния людей, где голос, почерк, жестикуляция каждого индивида неповторимо своеобразны, что, однако, не служит непреодоли­мым препятствием для взаимопонимания. Если всякое субъективное явление изоморфно своему нейродинамическсму эквиваленту, который в то же время явля­ется его кодом, то отсюда вытекает, что в исследовательских целях всякое структура психических явлений явление а также, по-видимому, и всякий инвариант множества субъективных явлений может рассматриваться в качестве модели своего нейродинамического эквивалента, т. Субъективное явление потому должно быть использовано в качестве модели искомого нейродинамического эквивалента, что доступно непо­средственному рассмотрению и анализу. Это позволяет, напри­мер, экстраполировать некоторые свойства a 1 на х 1А1 на Х 1 и т. Разумеется, структура психических явлений того, чтобы такого рода экстраполяция была правомочной и давала действительное приращение информации об интересующих нас нейродинамических эквивалентах, или, по крайней мере, ценные структура психических явлений, необходима разработка структура психических явлений методов описания и анализа субъективных явлений в феномено­логическом плане. Использование таких естественных моделей способно, как нам кажется, обогатить существующие представления о спосо­бах кодирования информации в головном мозгу, стать важным подспорьем для нейрофизиологических исследований. Итак, мы попытались произвести элементарный анализ во­проса о соотношении субъективных явлений с их нейродинамическими носителями и показать, что это соотношение может быть подведено под категорию изоморфизма и что постольку существует принципиальная возможность рассмотрения субъек­тивных явлений в качестве моделей их нейродинамических эк­вивалентов. Нам кажется, что эти положения допускают даль­нейшее развитие и конкретизацию и что они могут представить известный интерес при обсуждении вопросов, связанных с пони­манием осуществляемых головным мозгом информационных про­цессов. Некоторые соображения относительно нейродинамической и кибернетической интерпретации феномена сознания Задача нейрофизиологической интерпретации явлений созна­ния — это, без преувеличения, одна из наиболее трудных, много­плановых и вместе с тем фундаментальных задач научного по­знания, которое пока еще находится лишь на дальних структура психических явлений к ее разрешению. За последние пятнадцать лет проблеме нейрофизиологиче­ской интерпретации явлений сознания было посвящено шесть крупных международных симпозиумов. Подчеркивая этот факт, Лурия 1967 справедливо указывает на значительную активизацию исследований в данном направлении, обусловлен­ную нарастающей потребностью естественнонаучной мысли лик­видировать, как он выражается, «обособленность» психического. Здесь лежит одно из наиболее «узких» мест современной науки и практики. Обращаясь к этой задаче, мы попадаем в царство гипотез, пытающихся справиться с уже накопленным фактическим мате­риалом, и указать пути дальнейших экспериментальных поис­ков. Отдавая себе отчет в чрезвычайной сложности проблемы нейрофизиологической интерпретации явлений сознания, мы ог­раничимся несколькими предположениями, стремясь оттенить те аспекты этой проблемы, которым, на наш взгляд, теоретики уде­ляют недостаточное внимание. Феномен сознания, подлежащий нейрофизиологической ин­терпретации, может быть описан в наиболее абстрактном виде как всякое субъективное явление, присущее всякому индивиду. Опираясь на результаты обсуждения в предыдущем параграфе, допустимо представить указанный феномен в качестве межлич­ностного инварианта субъективных явлений При более конкретном рассмотрении Р должно быть дополнено характе­ристиками «текущего настоящего», включающего вектор актив­ности и качество самосознания см. Причем, для того, чтобы структура психических явлений единую теоретическую плоскость анализа, не­обходимо взять «текущее настоящее» также в качестве межличностного инварианта т. Указан­ное дополнение важно в том отношении, чтобы структура психических явлений явными основные признаки всякого субъективного явления, а именно: актуальный характер субъективного переживания длящегося в определенном интервалеприсущее ему содержательное разно­образие, его активный характер и, наконец, свойственное его структуре единство противоположных модальностей «я» и «не-я». В дальнейшем под феноменом сознания, подлежащим нейрофи­зиологической интерпретации, мы будем иметь в виду Ручи­тывая, что Р включает перечисленные только что взаимообус­ловленные признаки. Задача заключается в том, чтобы продвигаться шаг за ша­гом в описании нейрофизиологического эквивалента В наи­более абстрактном виде этот нейрофизиологический эквивалент можно определить посредством понятия Оно, как указыва­лось в предыдущем параграфе, должно выражать общие при­знаки и особенности той нервной активности, которая всегда проявляется субъективно, т. Отметим еще раз, что Vтак же как и Р есть межличностный инвариант и что V является кодом Ра постольку основные свойства Р так или иначе отображены в При этом V следует мыслить именно в качестве нейроди­намической системы, ибо попытки интерпретировать феномен сознания на атомно-молекулярном уровне Lotka1956; Greidanus1961, и др. Описание V предполагает выявление прежде всего общих и необходимых нейрофизиологических условий всякого субъек­тивного переживания. В этом отношении значительный интерес представляет анализ, произведенный Авторы выделяют три группы нейрофи­зиологических мозговых процессов, составляющих в своем един­стве необходимую предпосылку всякого сознательного акта. Сюда относятся нейрофизиологические процессы, ответствен­ные за: 1 поддержание структура психических явлений, 2 активности мозговой деятельности и 3 памяти. Каждая из перечисленных групп расценивается авторами в качестве базисных форм мозговой деятельности, поскольку они опираются на относительно само­стоятельные хотя функционально и связанные мозговые струк­туры и не могут быть выведены друг из друга или структура психических явлений каких-либо интегративных форм мозговой деятельности. Латаш подчеркивают то обстоятельство, что указанные три формы мозговых процессов, будучи обязательны­ми для реализации явлений сознания, вместе с тем не исчерпы­вают всех достаточных для этого нейрофизиологических усло­вий, ибо лежат в основе любой приспособительной деятельности организма, в том числе и такой, которая не является сознатель­ной деятельностью. «Эти мозговые функции и процессы,— пи­шут они,— не могут, в частности, объяснить наличие такой об­щей характеристики сознания как субъективное переживание его наличия, его содержания» Авторы склоняются к выводу, что качество субъ­ективности обусловлено некоторой, отличной от перечисленных, четвертой формой мозговой деятельности. Это качество, по их мнению, «возникает лишь на определенной ступени эволюции, с появлением особой организации же структура психических явлений процессов в моз­гу, с особыми, следовательно, физиологическими характеристи­ками деятельности этой организации» там же, стр. В свя­зи с этим авторы выступают против той точки зрения Косицкий, 1966согласно которой осознанная реакция отличается от неосознанной прежде всего количеством вовлеченных в процесс нейронов, т. Таким образом, V допустимо рассматривать в качестве структура психических явлений нейродинамической организации, включающей механиз­мы памяти, активности и поддержания бодрствования в виде общей основы психических информационных процессов, проте­кающих как в осознаваемой, так и в неосознаваемой формах. Ведь по крайней мере некоторые бессознательно-психические явления в узком смысле; см. Отсюда следует, что перечисленные три формы мозго­вой деятельности являются, хотя и необходимыми, но неспеци­фическими условиями реализации феномена сознания. Органи­зация V обладает существенными особенностями в сравнении с нейрофизиологическими эквивалентами бессознательно-психи­ческих явлений. Эти особенности, создающие качественное отли­чие систем типа V от всех иных нейродинамических систем, касаются либо состава нейронных элементов, либо свойственных таким системам динамических характеристик, либо, скорее все­го, того и другого. Первое их существенное отличие, на котором следует акцен­тировать внимание, состоит в способности представления инфор­мации для личности в «чистом» виде. Бессознательно-психические явления могут не только не ус­тупать по своему содержательному разнообразию сознательно-психическим явлениям, но нередко и превосходить их в этом отношении. Но отсюда структура психических явлений, что нейродинамические экви­валенты бессознательно-психических явлений, представляющие их код, несут в себе все это содержательное разнообразие и в данном отношении вряд ли качественно отличаются от нейро­динамических систем типа Не исключено, что имеются не­которые различия принципов нейродинамического кодирования на уровне бессознательно-психических явлений например, боль­шее «сжатие» информации во времени и т. Структура психических явлений подчеркивал, структура психических явлений накапливаемый в сравнительной физио­логии материал «говорит о таком непредполагавшемся разнооб­разии материальных субстратов регулирующих кодов структура психических явлений самих форм и принципов кодирования, по сравнению с которыми осо­знаваемые психические коды человеческого мозга представля­ются лишь одной из частных хотя и наиболее высокоразвитых форм» Но можно с высокой степенью вероятности структура психических явлений, что из всех неосознаваемых кодов в целостном человеческом организ­ме коды неосознаваемых психических явлений наиболее близки по их принципам к кодам сознаваемых психических явлений, ибо речь идет здесь об однопорядковых информационных про­цессах. Для нас важно подчеркнуть именно то обстоятельство, что нейродинамические эквиваленты сознательно-психических и бес­сознательно-психических явлений несут информацию, в принци­пе, одного и того же порядка сложности; но в первом случае она приобретает качество субъективной «представленности» т. Это как раз и указывает на существенную особен­ность организации нейродинамических систем типа Vкото­рая должна быть поставлена нами в фокус теоретического ана­лиза. Однако дело в том, что свойство субъективной «представлен­ности» информации выражает не просто пассивную данность этой информации личности в «чистом» виде, но вместе с тем и способность личности оперировать ею с высокой степенью произ­вольности, т. Но что такое на­личие открытого, непосредственного доступа к нейродинамическим системам типа V? Здесь коренится важнейшая отличи­тельная черта человеческого способа саморегуляции, ибо «от­крытость» доступа к этим нейродинамическим системам для лич­ности означает следующее: 1 что каждая из них представляет собой самоорганизующуюся систему и 2 что они образуют тот высший уровень интеграции информационных процессов в голов­ном мозгу, структура психических явлений вместе с тем и самоорганизации, который является личностным, т. Иными словами, личность как сознательно мысля­щий и действующий индивид представлена прежде всего и глав­ным образом самоорганизующимися мозговыми структура психических явлений системами типа В противном случае, чтобы объяснить тот факт, что нейродинамические системы этого типа непосредственно доступны лич­ности для преобразований, пришлось бы постулировать какой-то еще более высокий уровень мозговой нейродинамики, что выгля­дело структура психических явлений весьма искусственно ибо это, помимо всего прочего, вы­нудило бы допустить еще более высокий уровень, а для его объ­яснения еще более высокий уровень и т. В самом деле, если я или любой могу произвольно переключать внимание на раз­ные объекты, вызывать по своему желанию то одно, то другое воспоминание, размышлять над интересующим меня вопросом и т. Что касается самого «фактора произвольности», задающего смену субъективных состояний, то он так же содержится в указан­ных нейродинамических структурах, подобно тому как вектор ак­тивности содержится в «текущем настоящем», хотя это, конечно, вовсе не требует признания абсолютной замкнутости «фактора произвольности» в пределах нейродинамической системы, экви­валентной данному «текущему настоящему»; определенная сме­на моих субъективных состояний, производимая по моей воле, так или иначе находится в зависимости от множества структура психических явлений, лежащих за пределами данного «текущего настоящего» его нейродинамического эквивалента и влияющих в разной степени на формирование и модификации «фактора произвольности». К ним структура психических явлений мои предшествующие субъективные состояния их нейродинамические эквивалентымои сукцессивно и симультанно протекающие бессознательно-психические процессы их нейродинамические эквивалентыактуальные внешние воздейст­вия перцептивные процессыинтегрально отображаемые на мозговом уровне внутренние соматические сдвиги. Заметим, что к системам личностного порядка следует отне­сти и нейродинамические структуры, ответственные за бессозна­тельно-психические явления. В каждом структура психических явлений интервале созна­тельной деятельности в головном мозгу функционируют, взаимо­действуя друг с другом, как структуры типа Vтак и структу­ры, ответственные за бессознательно-психические явления. Од­нако именно первые из структура психических явлений образуют высший уровень мозговой саморегуляции, представляют тот содержательный континуум с его целевыми векторами, который актуально выражает личность в каждом конкретном интервале ее существования. Качество субъективной представленности информации связа­но с такими взаимообусловленными свойствами, как «осознание осознания» отображение отображения структура психических явлений единство модально­стей «я» и «не-я». Оба эти свойства, как уже отмечалось см. Первое из них заключается в способности осознания своих собственных субъективных переживаний любого содержа­ния, в наличии неустранимого фона, на котором проецируется содержание структура психических явлений субъективного переживания, т. Это свойство отображения отображения, несом­ненно, является одним из проявлений отмеченного выше качества самоорганизации и самоотнесенностиприсущего нейродинами­ческим структурам типа Проявлением этого качества высту­пает и второе свойство, состоящее в антиномичной структуре фе­номена сознания, включающей единство и разграничение проти­воположных модальностей «я» и «не-я». Наконец, рассматривая задачу нейродинамической интерпре­тации феномена сознания, следует обратить внимание на общие характеристики содержательных изменений, происходящих в рамках «текущего настоящего». Имеется структура психических явлений виду то обстоя­тельство, что «текущее настоящее» может быть разбито на такие временные отрезки, которые «заполнены» разным инфор­мационным структура психических явлений то конкретное информационное со­держание, которое было актуализовано, субъективно представ­лено для личности в одном отрезке времени, сменяется в структура психических явлений момент другим информационным содержанием, образуя тем не менее как бы непрерывный континуум «текущего настоя­щего». Но поскольку разные по информационному содержанию интервалы «текущего настоящего» кодируются разными нейродинамическими комплексами, логично рассматривать всякую систему типа V как состоящую из соответствующего набора последовательно активируемых подсистем. В этом отношениии «текущее настоящее», как и его нейроди­намический эквивалент, может быть, по-видимому, квантифицировано, хотя на нынешнем этапе однозначное определение кри­териев квантификациии не представляется возможным скорее всего разбиение «текущего настоящего» на кванты нельзя про­вести для всех случаев на основании установления некоторого минимального временного отрезка, как это делалось нами в от­ношении восприятия-кванта; существующие психологические данные, рассматриваемые структура психических явлений полно Дж. II, 7показывают, что подобные минимальные отрезки времени, обозначаемые как структура психических явлений момент» и «кажущее­ся настоящее», варьируют в весьма широких пределах: от 50 мсек до 5—6 сек. Различия между квантами «текущего на­стоящего» должны определяться не только посредством чисто временного признака, структура психических явлений и посредством признаков цели и структура психических явлений содержания своего рода «компактности» содержа­ния. Разработка вопроса о принципах квантифицирования «те­кущего настоящего» является перспективной в плане задачи рас­шифровки нейродинамического кода содержательных структура психических явлений, т. Однако, ка­кие бы содержательные фрагменты «текущего настоящего» и, следовательно, его временные отрезки ни были выделены в ка­честве квантов, они сохранят общие признаки феномена созна­ния, такие базисные свойства субъективно представленной ин­формации, как актуальный и активный характер, «отображение отображения» и единство модальностей «я» и «не-я». Ограничимся несколькими наиболее абстрактными предполо­жениями относительно возможной нейродинамической интерпре­тации таких признаков феномена сознания, как «отображение отображения» и единство модальностей «я» и «не-я». Оба эти признака тесно взаимообусловлены, что также имеет свое осно­вание в организации нейродинамических систем типа Коснемся вначале вопроса о единстве модальностей «я» и «не-я». Подобная антиномичность структуры феномена сознания ука­зывает на то, что такая же антиномичность свойственна и орга­низации нейродинамической системы типа Vпоскольку в ней кодируется и взаимосоотносится информация этих двух противо­положных модальностей, т. Во всяком случае, попытки относить каждую из указанных модаль­ностей к двум разным типам нейродинамических систем поро­ждает дополнительные трудности. Попытаемся показать это на примере концепции Согласно Шошару, феномен сознания осуществляется «обра­зом своего я», под которым понимается специфическая для дан­ной личности нервная интеграция, включающая в качестве необ­ходимого компонента «схему тела». Явление осознания возника­ет лишь тогда, когда устанавливается связь того или иного моз­гового информационного процесса с «образом своего я»; личность осознает нечто лишь постольку, поскольку «образ своего я» структура психических явлений бы «считывает» соответствующую информацию. Тем самым, по Структура психических явлений, «образ своего я» обладает способностью контролиро­вать текущую мозговую нейродннамику. Сильной стороной кон­цепции Шошара является критика дуалистической и наивно-эпифеноменалистской трактовки сознания, попытка осмыслить выс­шие уровни мозговой деятельности в плане саморегуляции. Однако обрисованная в самых общих чертах концепция име­ет и весьма существенные слабости. Прежде всего она оставляет открытым вопрос: каким образом осуществляется осознание осо­знания отображение отображения. Ведь всякий сознательный структура психических явлений личности означает не только осознание некоторого внешнего объекта или внутреннего состояния, но и осознание собственного субъективного переживания. Это в равной мере относится и к осознанию содержания «образа своего я», благодаря которому, по Шошару, информация становится осознанной. Поэтому для того, чтобы объяснить свойство осознания осознания, оставаясь в рамках концепции Шошара, пришлось бы постулировать по­истине бесконечный иерархический ряд «образов своего я» т. На этом долгом пути трудно избавиться от пресловутого гомункулуса, который с таким структура психических явлений преследует многих теоретиков, обсуждающих проблему сознания и самосознания. Несовместимость гомункулуса с научным подходом к проб­леме сознания слишком очевидна. Однако иногда с гомункулу­сом пытаются покончить за счет принижения сознания в пользу непомерного преувеличения роли бессознательного. С такой по­пыткой мы встречаемся в интересной работе Наряду со многими позитивными положениями, касающимися истолкования закономерностей переработки информации в го­ловном мозгу в свете современных кибернетических представле­ний и нацеленными против идеалистических и дуалистических взглядов, в работе Бернгарда отстаивается ряд принципиаль­но неверных, по нашему мнению, положений. Исходя из бесспор­ных фактов, что человек способен накапливать опыт, не созна­вая событий, что он может, например, осуществлять решение задачи во сне и т. Бернгард делает вывод о том, что под­сознание «исполняет более сложные функции, чем сознательные системы» «Сознание,— утверждает он,— не должно больше занимать привилегированного положе­ния в познавательных системах» там же, стр. Это обусловлено якобы тем, что явления сознания представляют низший уровень нервной интеграции в сравнении с подсозна­тельными психическими структура психических явлений. А отсюда, по мнению Бернгарда, ведущая роль в организации поведенческих актов при­надлежит подсознательной сфере. «Мы признаем,— пишет он,— осознание неактивным компонентом поведения» там же, стр. Именно такой слишком дорогой ценой гомунку­лус устраняется с пути естественнонаучного исследования. В ито­ге же от сознания остается слишком мало, чтобы серьезно при­нимать его в расчет. Нам кажется, что более последовательная концепция может быть развита на основе предположения о единой нейродинами­ческой системе, органически воплощающей в себе информацию о «я» и «не-я». Подобная нейродинамическая система типа Vявляющаяся в любом интервале сознательной деятельности моз­га вместе с тем и единственной поскольку феномен сознания существует только в форме «текущего настоящего» как актуаль­но длящееся субъективное переживаниеобладала бы свойст­вом самоотнесенности и не нуждалась бы для осуществления акта осознания в какой-то иной системе, выступающей в роли «считывающего» устройства. В этом случае функционирование нейродинамической системы типа V и, следовательно, акт осо­знания независимо от конкретного содержания субъективного переживания можно мыслить как соотнесение структура психических явлений себя, при котором базисом соотнесения будет либо «я», либо «не-я», т. Переменное соотнесение и противопоставление указанных модальностей создает основание для объяснения свойства осо­знания осознания отображения отображенияпоскольку в таком случае процесс приобретает характер самоотображения, реализуется своеобразное «двойное зеркало», благодаря кото­рому возникает информация об информации; причем, как уже отмечалось см. Например, моя мысль о себе или ином становится объектом моей мысли и в структура психических явлений объекта этой мысли в определенном отношении «дру­гим» т. «не-я» ; или мысль, эмоциональная реакция и т. Все это свидетель­ствует в пользу допущения об антиномичной организации дина­мической структуры. Для подкрепления тезиса о существовании единой нейроди­намической системы, воплощающей информационное содержание противоположных модальностей «я» и «не-я», можно привести ряд косвенных доводов. «Текущее настоящее» есть субъективно представленная ней­родинамическая модель настоящего и структура психических явлений, т. Но эта программа, хотя бы в самых общих и сущест­венных чертах, должна обязательно включать информацию как о «себе», так и об «ином». Другими словами, для того, структура психических явлений любая подобная программа была эффективной, обеспечивала бы реализацию целевой установки, необходимо, чтобы в ней структура психических явлений крайней мере коррелировались существенные параметры объек­та действия или ситуации в целом и субъекта действия вклю­чая прошлый опыт личности ; необходимо, чтобы в конечном итоге комплексы соматических изменений, включая отдельные мышечные акты их последовательность вплоть до их вегета­тивного обеспечениябыли «привязаны» к параметрам и плани­руемым преобразованиям внешнего объекта. Структура психических явлений головном мозгу на разных уровнях постоянно осуществля­ется синтез экстероцептивных интероцептивных в том числе проприоцептивных сигналов информации. Такого рода преоб­разования сигналов на высших уровнях мозговой нейродинамики, по-видимому, и составляют основу антиномичной организа­ции V структура психических явлений, единства воплощаемых в ней модальностей «я» и «не-я». Структура психических явлений этом скорее всего нейродинамические системы типа Структура психических явлений обладают рядом существенных особенностей, поскольку они необходимо «подключены» к памяти, которая поставляет инфор­мацию в сферу «текущего настоящего» и принимает на хране­ние дезактуализованную информацию — так что между «теку­щим настоящим» и системой памяти существует непрерывная циклическая связь; но допустимо предположить, что и в памяти как долговременной, так и кратковременной информация хра­нится также в форме, объединяющей противоположные модаль­ности «я» и «не-я», ибо такой способ хранения информации был бы весьма экономичным. Современные нейрофизиологические и психологические ис­следования дают множество указаний на то, что мозговая дея­тельность, ответственная за феномен сознания, непременно включает интеграцию информационных процессов интероцептивного и экстероцептивного плана и что нарушения одновре­менного поступления в головной мозг информации того и дру­гого вида или нарушения ее интеграции на церебральном уров­не приводит либо ко всевозможным расстройствам сознания, либо к полному прекращению сознательного состояния личности. Сюда относятся, как это подчеркивается в ряде обобщающих работ Buscaino, 1957, и др. Особенный интерес в этом отношении имеют интенсивно про­водившиеся в последние годы исследования деятельности мозга и нарушений психики в условиях так называемой дезафферентации термин «дезафферентация», ставший в структура психических явлений время весьма популярным, употребляется для обозначения резкого снижения поступления в головной мозг информации из внешней или внутренней среды организма. Давно известны факты нарушения нормального периода бодрствования при обширных выпадениях чувствительности. Приведем один из них, описанный Шараповым 1954 : у больного из всех видов чувствительности остались только слух и осязание на трех пальцах левой руки; когда ему закрывали слуховые проходы и одевали на структура психических явлений руку шерстяную перчатку, то он через 5—10 минут погружался в сон, длившийся обычно 20—21 час. В данном случае почти полностью прекращалось по­ступление информации в структура психических явлений мозг по экстероцептивной ли­нии, следствием чего было и прекращение бодрствования. Од­нако гораздо интереснее в рассматриваемом отношении те слу­чаи, в которых резкое сокращение текущей информационной нагрузки на головной мозг не прерывало состояния бодрствова­ния, вызывая лишь различные психопатологические проявления, ибо в ходе их анализа вырисовываются, с одной стороны, зави­симость феномена сознания от интеграции экстероцептивной и ннтероцептивпой информации, а с другой ,— теснейшая зависи­мость структура психических явлений «себя» от осознания «иного», как структура психических явлений наоборот. Обширнейший материал на этот счет предоставляют иссле­дования по сенсорной и перцептивной изоляции, а также неко­торые данные психиатрической структура психических явлений, указывающие на воз­никновение расстройств самосознания в зависимости от различ­ных нарушений структура психических явлений внешней среды и переработки информации экстероцептивного плана. Известно, что явления де­персонализации могут развиваться у здоровых лиц, длительно пребывающих в необычных условиях под водой, под землей, у космонавтов. Многочисленные эксперимен­ты с перцептивной и сенсорной изоляцией показали возникнове­ние разнообразных психических расстройств в сфере структура психических явлений, имею­щих преходящий характер; к ним относятся, в частности, утрата контроля над течением мыслей, появление неконтролируемых фантазий и грез, дезориентация во времени, расстройства «схе­мы тела», параноидоподобные переживания и т. Zuckerman1964; Структура психических явлений. Goldberger1966, и др. Вместе с тем накапливаются данные, свидетельствующие о том, что к аналогичным следствиям приводит информационная недогруз­ка мозга по интероцептивной линии хотя следует учитывать то обстоятельство, что резкое сокращение поступления информа­ции экстероцептивного плана способно снижать поступление в головной мозг структура психических явлений из внутренней среды организма и, по-видимому, наоборот ; такого рода данные, касающиеся преж­де всего проприоцептивной информации, были представлены в последнее время Посом 1967а структура психических явлений в материалах Женев­ского симпозиума, посвященного проблеме экспериментальной и клинической дезафферентации см. Можно думать, что стойкие диссоциации в тех или иных звеньях динамической структуры V вызывают чрезвычайно сложную цепь саморегуляторно протекающих перестроек в це­лостной структура психических явлений системе данного типа, что создает по существу неограниченный ряд вариантов расстройства созна­ния как осознания себя и осознания иного. Однако структура психических явлений это ис­ключительное многообразие вариантов расстройства сознания имеет более или менее достоверно вычленяемые инварианты, которые феноменологически описываются в качестве психопато­логических симптомов и синдромов. Эти феноменологические описания, выросшие из многовекового клинического опыта используемые прежде всего в клинических целях, образуют эм­пирический остов психиатрии и, несомненно, имеют важный смысл. Но следует подчеркнуть, что главные успехи психиатрии в будущем смогут быть достигнуты на структура психических явлений все более полной нейрофизиологической интерпретации находящихся в ее ведении симптомов и синдромов. Необходимо отметить, что задача нейрофизиологической ин­терпретации феномена сознания имеет самое непосредственное отношение к развитию исследований по кибернетическому и био­ническому моделированию. Разработка проблемы нейродинами­ческой интерпретации структура психических явлений сознания все отчетливее раскры­вает за общностью процессов саморегуляции в головном мозгу и кибернетических машинах существенные различия, учет ко­торых представляет собой важнейший стимул совершенствова­ния последних. Это следует подчеркнуть в связи с тем, что опре­деленная общность принципов саморегуляции человеческого мозга и кибернетической машины нередко выдается за полное тождество. Причем иллюзию полного тождества принципов дея­тельности мозга и машины охотно поддерживает немалое число естествоиспытателей. Некоторые из них видят в таком подходе единственно возможную альтернативу идеалистическим концеп­циям сознания и заходят структура психических явлений далеко, что говорят о психо­логических свойствах кибернетических устройств Uhr1960 или готовы приписать качество сознания и самосознания совре­менным структура психических явлений машинам, как это мы видим в работах Дж. Culbertson1963, р. Утверждение, что вычислительные машины обладают разу­мом, мыслят, представляет собой в лучшем случае лишь мета­фору если под разумом и мышлением имеются в виду соответ­ствующие человеческие свойства. Структура психических явлений же термины «разум» и «мышление» берутся в том смысле, который придавали им ра­дикальные структура психических явлений, и затем используются в качестве пре­дикатов понятия вычислительной машины см. Беркли, 1961, и др. Поэтому многие авторы справедли­во подчеркивают, что мышление в психологическом смысле не присуще современным машинам Структура психических явлений. Krajewski1963, и другие. Методологические установки бихевиоризма в области кибер­нетического моделирования до крайности упрощают проблему и тем самым замыкают горизонт исследований лишь рамками имитации отдельных психических функций, препятствуя перехо­ду к качественно новому уровню — созданию действительно са­моорганизующихся искусственных систем. Возможности кибер­нетики в этом отношении неоспоримы см. Колмогоров, 1964; Гаазе-Рапопорт, 1961, и др. Но они станут доступными для реализации лишь при условии учета ре­зультатов углубляющихся биологических и физиологических ис­следований. И нужно согласиться с теми авторами Fogel et al. Продвижение в области нейрофизиологической интерпрета­ции феномена сознания имело бы для кибернетики первостепен­ное значение в плане выявления хотя бы самых общих, но спе­цифических черт той динамической структуры, которая лежит структура психических явлений основе мозговых информационных процессов высшего уровня. Феномен сознания есть функциональное свойство, присущее лич­ности. При более абстрактном подходе это свойство допустимо относить к нейродинамическим системам типа Естественно, что указанное свойство обусловлено структурно-динамическими особенностями Однако это свойство не может быть жестко привязано исключительно к нейронному субстрату в такой же мере, как и соответствующая ему динамическая структура. Опыт естествознания и технического развития свидетельству­ет, что одно и то же свойство, в принципе, воспроизводимо на разных по своим физико-химическим характеристикам субстра­тах, взятых в качестве конструктивных элементов. Поэтому ме­тодологически правомерно перейти к еще более абстрактному уровню рассмотрения феномена сознания как функционального свойства определенной самоорганизующейся системы и гово­рить не о нейродинамической структуре, а просто о соответству­ющей динамической структуре, которая способна быть реализо­вана на любых подходящих субстратных началах. Разумеется, субстратные характеристики нейронов и нейронных комплексов весьма существенно определяют функциональные свойства сос­тоящих из них динамических систем; но в высшей степени веро­ятно, структура психических явлений в будущем смогут быть созданы такие элементы и по­строенные из них конструкции отличающиеся от нейронных по целому ряду морфологических и физико-химических признаковкоторые окажутся в состоянии воспроизводить динамическую структуру Vа следовательно, и свойство субъективной пред­ставленности информации для целостной самоорганизующейся системы и способность оперирования информацией в «чистом» виде моделирования в идеальном плане. Признавая неограниченные возможности структура психических явлений моделирования, следует сохранять трезвость в оценках достиг­нутых результатов. Во всяком случае в современных вычисли­тельных машинах нельзя обнаружить функциональные свойства, обозначенные нами как переменное соотнесение противополож­ных модальностей и отображение отображения. Искусственное воспроизведение этих свой ств предполагает воспроизведение на любой субстратной основе динамических структур типа V ; только таким путем можно действительно моделировать фено­мен сознания. В этом отношении трудно согласиться с теми авторами, ко­торые считают, что моделирование феномена сознания принци­пиально невозможно. Бойко 1966выска­зывая целый ряд глубоких критических замечаний относительно концепции Калбертсона, справедливо подчеркивает недопусти­мость отождествления субъективных феноменов с некоторым структура психических явлений физических явлений; но при этом он делает структура психических явлений общий вывод: «Самая постановка вопроса о возможно­сти моделировать субъективные психические феномены представ­ляется нам вопиющим логическим противоречием» Нам, однако, кажется, что такая постановка вопроса вполне оправдана как в методологическом отношении, так и самими реальными тенденциями развития кибернетического моделиро­вания. Во-первых, из категорического отрицания явлений созна­ния у современных вычислительных машин вовсе не следует, что это свойство не сможет быть воспроизведено у будущих ис­кусственных устройств. Во-вторых, признавая правомерность функционального подхода к человеческой психике, мы тем са­мым обязаны признать и правомерность моделирования субъек­тивных явлений. Что касается того часто выдвигаемого аргумен­та, что феномен сознания присущ только общественному субъ­екту, то он не является решающим, поскольку искусственные детища человека, наделенные феноменом сознания, явятся про­дуктом общественной системы и будут ее компонентами. Разу­меется, создание такого структура психических явлений искусственных самоорганизующих­ся систем означало бы научно-техническую революцию гранди­озного масштаба и преобразование человеческого общества в самоорганизующуюся систему качественно нового типа. Несмотря на то, что реализация подобных возможностей должна быть отнесена скорее всего к отдаленному будущему, сами эти возможности коренятся в настоящем, все полнее выри­совываются в современных научных исканиях и результатах. Это прежде всего выражается в утверждении функционального подхода к явлениям жизни и психики. Заметим в этой связи, что по меньшей мере странными являются нигилистические выпады против кибернетики и тот фельетонный жанр, в котором отдель­ные философы, например, Ильенков 1968аобсуждают проблему моделирования и воспроизведения с помощью кибер­нетических устройств явлений мышления и сознания. Такой под­ход к глубоким научным проблемам нашего времени вряд ли мо­жет считаться допустимым. Структура психических явлений мы полностью солидарны с решительной критикой подобных тенденций см. Успехи кибернетики и молекулярной биологии, а также пер­вые шаги в освоении космоса создали достаточное основание для того, чтобы считать правомерным функциональное определение жизни. С тех пор, как это определение стало обсуждаться в на­шей философской и естественнонаучной литературе прошло не так уж много времени см. Колмогоров, 1964, и др. Но из признания функционального подхода к живым системам логически следует признание функционального подхода к соз­нающим структура психических явлений системам. Все дело в том, чтобы шаг за шагом выявлять специфику динамических структур, ответственных за структура психических явлений уровень информационных процессов, который характеризует­ся феноменом сознания. И на этом стратегическом направлении нейрофизиологические данные о процессах переработки инфор­мации в головном мозгу будут иметь первостепенное значение. В последнее время убедительные структура психических явлений в пользу функцио­нальной концепции психики были приведены Лашкевичем 1967показавшим, что интроспективные, по его выражению, феномены могут рассматриваться как свойство определенной функциональной организации структура психических явлений, независимо от физических признаков составляющих ее элементов. Лашкевич полага­ет— и с этим трудно не согласиться,— что замена нейронных эле­ментов в тех или иных подсистемах головного мозга элемента­ми другой физико-химической природы, сохраняющими, однако, функциональные свойства нейронов, и, следовательно, функцио­нальную организацию системы в структура психических явлений, не приведет к ликвида­ции интроспективной психики. В противном случае, действитель­но, нейроны следовало бы наделить какими-то явно сверхъестест­венными качествами. В связи с утверждением функционального подхода предпри­нимаются попытки представить себе в самом общем гипотетиче­ском виде хотя бы некоторые черты функциональной организа­ции систем, способных быть носителями феномена сознания. Кремянский 1963, 1966 говорит о таких структура психических явлений про­цессах, которые структура психических явлений бы в состоянии обеспечить характерное для явлений осознания качество самоотнесенности. Лашкевич 1967 пытается описать те функциональные особенности, кото­рые должны быть присущи системе, обладающей по его терми­нологии «сложными ощущениями». Он относит сюда: 1 нали­чие кратковременной структура психических явлений, 2 возможность взаимодействия входных каналов в самых различных сочетаниях, 3 осуществле­ние конкуренции между возможными процессами переработки входной информации, 4 наличие подсистемы, целиком состоя­щей из замкнутых путей обратных связейкоторая ответствен­на за объединение элементов входной информации в «сложный комплекс ощущений». Можно указать также на ряд других ана­логичных попыток Структура психических явлений, 1963, 1965; Zeman1963, 1965, и структура психических явлений. Однако названные функциональные черты пока еще носят, на наш взгляд, слишком абстрактный характер; фиксируя неко­торые общие и необходимые условия, они не отображают специ­фических особенностей функциональной организации динамиче­ской системы, обладающей феноменом сознания. Естественно думать, что реальное приближение к пониманию этих структура психических явлений особенностей связано с исследованиями нейрофизиологи­ческих процессов, протекающих в нашем головном мозгу и от­ветственных за наши субъективные явления. Нейродинамическая интерпретация выступает, таким обра­зом, в качестве наиболее существенного основания функциональ­ной интерпретации феномена сознания вообще последняя может быть названа также кибернетической интерпретацией, поскольку она абстрагируется от конкретных, субстратных характеристик, структура психических явлений элементов, так и состоящей из них системы. Продвижение в области нейродинамической интерпретации феномена сознания способно подсказывать новые пути кибернетического моделиро­вания психической деятельности, создавая тем самым предпо­сылки для разрешения теоретических противоречий проблемы «мозг и машина» к обсуждению некоторых аспектов этой проб­лемы мы еще вернемся в следующем параграфе. Физиологическое и логическое Развитие кибернетики с самого начала опиралось на успехи ней­рофизиологии и математической логики. Вполне естественно, что углубляющееся исследование принципов и конкретных путей мо­делирования функций нервной системы, в частности такой функ­ции головного мозга, как мышление, потребовало непосредствен­ных контактов логики с структура психических явлений и постепенно структура психических явлений в общем виде проблему соотношения физиологического структура психических явлений логического. Эта проблема, конечно, не может быть замкнута в кибернетической сфере; она тесно связана с потребностями большого комплекса наук имеет ряд важных философских структура психических явлений. Необходимо отметить, что вопрос о соотношении физиологи­ческого и логического ставился еще Однако до сих пор он не получил должной теоретиче­ской разработки, несмотря на то, что приобрел значительную ак­туальность в связи с назревшими задачами кибернетического и бионического моделирования и многими особенностями со­временного этапа научного познания, среди которых прежде все­го следует отметить растущую формализацию и математизацию биологических структура психических явлений и, в частности, самой физиологии. Отдавая себе отчет в сложности указанной проблемы, мы ог­раничимся обсуждением лишь некоторых аспектов соотношения физиологического и логического, ставя своей структура психических явлений привлечь большее внимание философов и естествоиспытателей к много­обещающим исследованиям в структура психических явлений области. Теоретическая разработка проблемы физиологического и ло­гического предполагает анализ следующих двух тенденций или направлений научной мысли. Первая из них, обязанная своим возникновением кибернетике, заключается в стремлении произвести все более адекватное описание нейрофизиологических процессов эквивалентных определенным формам поведения сложной биологической системы на языке логики. Вторая, восходящая к Сеченову, состоит в попытке описания логических процессов, совершающихся в голове человека, на языке нейрофизиологии. Оба структура психических явлений направления научной мысли, возникшие из разных источников, не связаны, по существу, между собой. Несмотря на юношеский возраст, первое из них успело принести значительные плоды. Успехи второго слишком скромны, чтобы о них можно было серьёзно говорить. Но отсюда ещё не следует правомерность его отрицания вообще. Попытаемся рассмотреть в самых общих чертах содержание каждого из них в отдельности. Структура психических явлений нейрофизиологических процессов на языке логики ста­ло возможным благодаря целому ряду предпосылок. Сюда относятся, структура психических явлений всего, успехи нейрофизиологии и нейроморфологии, структура психических явлений соответствующую кибернетическую интерпретацию, наличие развитого аппарата математической логики, с помощью которого оказалось возможным представлять функциональные отношения в сложных системах. Благодаря кибернетике, не толь­ко в технике, но и в физиологии наряду с изучением энергетиче­ских процессов большое внимание стало уделяться исследованию информационных процессов. Как уже отмечалось, кибернетиче­ский подход к сложным системам обнаружил в широких преде­лах свою общность с физиологическим подходом к жизнедеятель­ности. Последний так же является преимущественно функцио­нальным, хотя физиология, конечно, не абстрагируется от конкретной структуры и субстратных свойств функционирующей системы в такой же степени, как это присуще кибернетике. Тем не менее, использование в физиологии точного языка функциональ­ных отношений, выработанного кибернетикой, оказалось в опре­деленных границах весьма полезным. Этот язык, по словам Эшби, представляет собой «логику чистого механизма» Росс Эшби, 1962, стр. Эшби возлагает на нее большие надежды именно в понимании сложных биологических систем. В известных пределах такой язык действительно способ­ствует, как отмечает Анохин, «раскрытию логики физиоло­гических реакций» и «построению синтетической концепции при­способительных механизмов» Анохин, 1962 6, стр. Разумеется, нельзя абсолютизировать функциональный структура психических явлений в изучении чрезвычайно сложных систем, особенно тот язык, который сейчас предлагает кибернетика физиологам. Но отно­сительность такого подхода вовсе не означает, что он носит исторически преходящий характер. На любом этапе истории исследования сложных систем функциональный подход оста­нется одной из необходимых форм теоретического освоения объ­екта. Другое дело, что он будет непрерывно совершенствоваться, существенно изменять свой логический и математический аппа­рат. Поэтому нельзя усматривать незрелость современной «науки о сложности» в функциональном структура психических явлений вообще; речь может идти о незрелости существующего функционального подхода, поскольку его логический и математический аппарат не позво­ляют, например, охватить целый ряд существенных свойств нерв­ной деятельности и они пока остаются за бортом кибернетиче­ского моделирования. Во всяком случае, первые серьезные шаги в формализации описания физиологических явлений были структура психических явлений на основе ло­гико-математического аппарата кибернетики и благодаря теории информации. Это позволило использовать в физиологии метод знакового моделирования см. Штоффа 1966посвященную проблеме моделирования и установить контакт между нею и теми математическими дисциплинами, ко­торые разрабатывают проблемы автоматов. Таким образом, зна­ковое, т. С другой стороны, не­которые его результаты включаются в качестве исходных пунк­тов в теорию конечных автоматов. Особенностью логической или математической модели яв­ляется то, что она позволяет, так сказать, экспериментировать сначала в идеальном плане, имея в качестве критериев правила логики или математических процедурпосле чего структура психических явлений уже мо­жет быть воплощена в соответствующей физической модели. В нейрофизиологии допустимо выделить два уровня знакового моделирования: 1 моделирование функций структура психических явлений нейрона, структура психических явлений моделирование поведения системы структура психических явлений как нервной си­стемы или ее подсистемы. Связь между этими уровнями остав­ляет желать лучшего, поскольку имеющиеся модели системы ней­ронов строятся из элементов, представляющих собой наиболее упрощенные модели отдельных нейронов. Это в определенной мере отображает и существующий в современной нейрофизиоло­гии разрыв между исследованием отдельных нейронов иссле­дованием состоящих из них мозговых комплексов, на чем спра­ведливо акцептируют внимание многие специалисты см. В последние годы выполнено большое количество работ, по­священное математическому моделированию функций отдельно­го нейрона структура психических явлений. Drozen1964, и др.

Понятие о социальном здоровье.

добавлено 3 комментария(ев)